Младенец на высоте

w54

Путешествовать с младенцем просто и приятно. Он пока еще не убегает, не задает миллион вопросов, не швыряет в соседей по самолету куски еды и не пытается вылезти в окно машины. Иногда он кричит, но это дело поправимое — всегда можно найти что-то, что отвлечет грудничка. Многие, правда, считают, что путешествия малышам вредны — акклиматизация, смена воды и прочее могут негативно сказаться на его состоянии.

 

Как водится, особо привержены подобной точке зрения российские педиатры, которые напускают на себя загадочный вид и произносят полушепотом «Флора!» Французские врачи проявляют себя более легковесными и утверждают, что, начиная с месяца, вы больше не привязаны к определенным флорам и фаунам. Педиатр сказала: «Вы просто давайте ему обязательно пить при взлете и посадке, чтобы уши не закладывало».  Так как у нас не было выхода, мы выбрали французский путь и в месяц младенец уже смотрел в иллюминатор самолета, следовавшего в Россию.

 

Константин лежал в предоставленной ему самолетной люльке, периодически томно рассматривал потолок и, кажется, ему было абсолютно наплевать на смену условий и перегрузки. На взлете он поел, быстренько справил большую нужду, избавившись от балласта, и после этого радовал окружающих своим спокойствием.

 

Следующие его перелеты прошли также гладко, не считая некоторых внешних накладок, от нас никак не зависящих. В один из полетов нам и еще одной паре с детьми отказали в зарезервированных заранее местах под люльку. Якобы они заняты другими пассажирами с детьми. На деле эти пассажиры оказались увядающими российскими красотками в ДжусиКутюр, приправленном Луи Вюиттоном. Муж сурово сдвинул брови и отправился бороться за справедливость. Кокос, чувствуя напряжение в воздухе, сдвинул бровки и приготовился расплакаться. Я вспомнила себя в 20 лет, когда я сдвигала бровки и говорила «Фу, лететь рядом с младенцем!» (кажется, я даже застенчиво покраснела). Брови мужа, Константина, помноженные на мою нервическую красноту и общее понимание экипажа через 15 минут переместили нас на места для люлек, люлька была повешена, Кокос лег, расслабился и сказал «Абу-абу!» Оставшаяся рядом с нами дама в ДжусиКутюр брезгливо сдвинула брови и страдальчески прикрыла глаза. Так как мой муж привык бороться за справедливость до последнего, место с люлькой получили и другие пассажиры с младенцем.

 

Еще один полет прошел абсолютно гладко, если не считать конфуза, возникшего на получении коляски, которую почему-то нам не выдали у трапа. Ситуация прояснилась чуть позже, когда мы обнаружили коляску на багажной ленте с отломанным ручным тормозом. После этого началось неловкое выяснение отношений, в ходе которого мы пытались добиться от одной из ведущих авиакомпаний мира возмещения нам стоимости ремонта коляски. Авиакомпания закатывала глаза и делала вид, что она тут не при чем. Мы настаивали на том, что не могли пробраться в полете в багажный отсек и отломать прочный рычаг тормоза. Кокос же пересел в другую коляску, в очередной раз торжествующе воскликнув «Абу!» и явно обрадовавшись смене транспорта. Авиакомпания пару раз вздохнула и оплатила ремонт, существенно повысив уровень нашей лояльности и веру в лучшее.

 

В остальном же перелеты с младенцем не доставили нам никаких хлопот, в какой-то момент научившись обходиться без люльки. В один из полетов сидевшие на соседнем ряду мужчины, вытащившие виски и приготовившиеся приятно провести время, очень забеспокоились усевшимся в кресло Константином и тревожно спросили меня: «Орать будет?» Я утешила их, что, скорее всего, нет, а даже если и да, мне есть, чем занять его рот. Грузный мужичок перевесился через проход и поинтересовался: «Грудь будете обнажать?» Я игриво сказала: «А вы нахал!», а потом добавила строгости в голос и сказала: «Вам тут ничего не светит!» Мужичок вздохнул и извинился. «Виски, — говорит, — вам не предлагаю…»

 

После того, как период грудного вскармливания закончился, Константин на взлете и посадке стал пить сок и йогурт, а если ему пить не особенно и хотелось, то получал пустышку, которая также обеспечивала нужный результат.

 

На машине же Костя и вовсе путешествовал с лицом «Я — идеальный ребенок», усаживаясь в автокресло и распевая свои детские песни. Первая его длительная поездка состоялась, кажется, в две недели, когда из Ниццы Костя вместе с нами отправился в Марсель. Устал и сдался он на обратном пути, проехав почти 500 км. Он расплакался, сигнализировал о грязном памперсе, потом успокоился, поныл минут 10 и погрузился в глубокий сон. С тех пор автокресло стало его место силы, в котором Костя успокаивался даже в периоды сильнейших колик. Он ездил с нами по России, Франции и Италии, рассматривая мир из окна, уверенно ночевал в гостиницах, пил Эвианчик, утром ползком обследовал неизвестное пространство, а единственный вопрос, который занимал меня, касался того, сколько из увиденного Костя запомнит. И услышу ли я когда-нибудь вопрос: «А помнишь, мама, в Милане, когда я был совсем маленьким…»

 

На этом вопросы путешествий с детьми не исчерпываются, а потому можно почитать продолжение:

 

«И еще один чемодан» — что же брать малышу в путешествие

 

«Малыш и море» — решаем вопрос с путешествиями к морю и младенческим купанием

 

Или просто посмотреть тэг «Путешествия», там есть еще и много картинок

 

 

Comments

comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>