Отойдите от меня, источник микробов

w160

Врачи говорят, что появление всевозможных страхов у беременных женщин – это нормально. Даже при абсолютно нормальной беременности женщины, как говорят врачи, обычно боятся выкидыша, рождения ребенка с проблемами со здоровьем, вреда ребенку во время беременности, самих родов и того, что после родов они перестанут быть молодыми и прекрасными.

 

Наблюдая за собой и большинством моих подруг, я не заметила острого проявления вышеуказанных фобий за исключением двух – боязни навредить ребенку и разных проявлений страха потери красоты.

 

«Блин, что же делать с растяжками на животе? Куда денется весь этот кенгуриный мешок?» – донимала меня пару месяцев приятельница, забеременевшая одновременно со мной. Другая молчала, но методично скупала по всей Европе средства для восстановления кожи после родов. В итоге у нее в ванной стояла такая батарея тюбиков, флаконов и банок, которой можно было восстановить кожу примерно половине европейского населения (включая мужчин). А еще не успевшая забеременеть С. честно призналась: «Ужасно боюсь набрать (и не сбросить!!!!) лишний вес».

 

У многих появилось странное отношение к себе во время беременности, особенно под конец, когда ты реально превращаешься в изрядную корову. «Блин, как меня достало все это, я устала быть расплывшимся блином, я же просто страшная корова, я ужасна», — причитала подруга, пытаясь затянуть ремень безопасности и выглядя при этом свежей и прекрасной. А другая старалась на последнем месяце беременности чаще поворачиваться к мужу спиной, так как ей казалось, что со спины она выглядит более привлекательной. От этого есть, кстати, простой (но немного сложный в реализации рецепт): надо оказаться на последних месяцах беременности в Италии, где на каждом шагу вами будут бесконечно восхищаться. И подносить спешно ужасно вредный кофе и красное вино.

 

Я же оказалась с определенного момента во власти страха навредить малышу. После того, как мне сказали, что мой ребенок не даун, я стала на какое-то время маниакально подозрительна и нервна. Я перестала пить кофе (и вообще в выборе меню стала избирательна). Я стала избегать метро, так как мне казалось, что оно кишит микробами и бактериями. Я бестактно интересовалась у чихающих сотрудников, давно ли они начали чихать, и тут же предлагала им поработать из дома. Плюс ко всему я повела бескомпромиссную борьбу с кондиционером, который мало того, что был полон бактерий, так еще и дул мне прямо в спину. В магазинах я стала обращать внимание на срок годности продукта и старалась не покупать ничего, что было произведено, скажем, неделю назад. Там же могут расплодиться вредоносные бактерии. Помимо этого меня ужасно бесило ощупывание моего живота малознакомыми людьми. Мало того, что это меня просто раздражало как факт вторжения в личное пространство, так мне еще и казалось, что чужие руки на животе могут быть источником «дурной энергии» (если что, в нормальной жизни я не боюсь черных кошек, сглаза и т.д.).

 

Хорошо, что часть страхов мне удавалось держать в себе, а потому не все окружающие поняли, что мой мозг подвержен последствиям гормональных всплесков. Или поняли, но без осознания масштабов.

 

Моя близкая подруга в заботе о будущем ребенке не менее старательно фильтровала свое меню. «Устрицы точно можно или лучше не надо? Хм, а улитки?» – на ее лице была написана готовность отказаться от устриц и улиток на всю оставшуюся жизнь. «В этой ромовой бабе есть алкоголь?!» – дальше следует плевок куска ромовой бабы на тарелку, так как в ней слишком много алкоголя.

 

Другая переживала, что слишком много бухала и курила до беременности. «Боже мой, надо было готовиться, надо было есть экологические продукты и дышать воздухом, кто меня тащил в эти клубы», — сокрушалась она.

 

Третья, увлекающаяся пробежками, решительно отказалась от них почти с самого начала беременности, посчитав страшно вредными для ребенка. «Его же будет трясти», — безапелляционно сказала спортсменка. И только долгие убеждения врача о том, что небольшие пробежки будут до определенного момента только полезны, вернули ее в строй утренних бегунов.

 

Еще одна знакомая озаботилась с раннего возраста эмоциональным состоянием малыша. Она постоянно пичкала его полезной музыкой, фильмами «правильного настроя» и запрещала при ней хотя бы чуть-чуть повышать голос. «Это его травмирует», — говорила она. Я, кстати, на время беременности отказалась от походов в кино на фильмы ужасов и фильмы со стрельбой и погонями. Почему-то мне казалось, что адреналин от ужастиков не полезен малышу, а стрельба и погони могут его перевозбудить.

 

Другая наша приятельница вдруг оказалась серовато-русой, хотя всю жизнь была эффектной блондинкой. Краска для волос, косметика и средства для ухода за кожей были изгнаны с позором. «Ребенок все это впитывает», — заявила обладательница степени одной из ведущих европейских бизнес-школ. Покупая гигиеническую помаду, она настоятельно интересовалась, не была ли та испытана на животных. Ранее судьба маленьких подопытных обезьянок ее никогда не интересовала.

 

Родов как таковых никто из нас не боялся. Но зато все боялись пропустить момент и опоздать в роддом.

 

Я не хочу рожать с помпье!

 

Я не хочу родить в «скорой».

 

Я не хочу родить дома.

 

Я не хочу рожать без эпидурали (или с эпидуралью).

 

Я хочу родить только со своим врачом.

 

Как только мне взбрело в голову, что я рожаю, я тут же потребовала от мужа отвезти меня в роддом, так как панически боялась опоздать. Пролежав часа два под монитором, я была отправлена домой, но вот на следующий день я уже смогла убедить врача в том, что я рожаю.

Comments

comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>