Ничего примечательного

w324

Когда-то в ЖЖ был популярен формат «Один мой день» (или как там это называлось). Все читали, рассматривали фотографии и все такое. Фотографировать день шаг за шагом не получается, но написать что-то вроде я смогла.

 

К. повадился вставать в шесть утра. Так как пытаться поднять мужа в шесть – задача, сопряженная с высоким риском, встаю я. В шесть я особенно хороша. Меня шатает, но зато я научила ребенка нажимать правильные кнопки на кофемашине.

 

Когда ты встал в шесть, в девять день уже в разгаре. Ребенок прозрачно намекает на то, что пора бы погулять. За окном льет дождь. В Facebook друзья пишут про осень и очарование. В итоге К. берет свои ботинки и категорично заявляет: «Булка». Окей, пойдем за булкой. Не могу найти резиновые сапоги, натягиваю ботинки. Идем, собирая все лужи. Нет ничего веселее мокрых ботинок.

 

Одной рукой варю яблочное варенье, второй пишу рабочий план. Ребенок рисует паровозы. Он обожает паровозы.

 

Муж уезжает по делам. К. озабоченно интересуется, где все наши остальные родственники: Ена? (бабушка Лена) Уля? (бабушка Оля) Маня? (двоюродный брат Ваня) Мака? (двоюродная сестра Маша). Даю отчет по всем пунктам.

 

Бабушка Лена звонит и говорит, что не может оплатить Интернет. Не находит окно для оплаты по кредиткам. Я помню, что оно точно есть где-то в недрах, но не могу вспомнить, где. Голос бабушки Лены мрачнеет.

 

Пошла под липу покурить, пришел пятилетний В., спрашивает, зачем я курю. Прочитала ему лекцию о вреде, зависимости всех типов,  опасностях, кажется, использовала слово барыга. Ох.

 

Уложила малыша спать. Отлично, теперь можно поработать. Но очень хочется спать. Но очень надо поработать. Давай, детка, все просто. Твои проблемы – фигня. Вон Яна с гипсом на ноге и младенцем на руках каждый день ездит в офис. Напишу Яне, где один младенец, там и два, детсад в офисе, как весело. Ах да, надо поставить телефон на беззвучный режим, а то опять ребенка разбудят.

 

Суп-пюре из тыквы. Я – кулинарный гений. Я все могу.

 

Проснулся. А я засыпаю. На пять минут вырубилась на диване. Села и отключилась. Проснулась от того, что ребенок сосредоточенно клеил мне на живот огромную наклейку с тиранозавром.

 

Поел, принес сказки Сутеева. Почитали и собираемся гулять. С ужасом обнаруживаю, что вырос из всех ботинок. Пять пар – все без толку. Чудом влезает в одну пару, три можно забыть, пятая пара вроде по ноге в длину, но не проходит в подъеме. Говорю малышу – «Что же делать?» Он не теряется, идет в шкаф, приносит свои открытые сандалии.

 

На площадке на асфальте надпись с тремя объемными восклицательными знаками в конце. Мальчик показывает на них и говорит: «Морковка!» Вообще, конечно, поразительно. Кидал, например, в воду камни. Они тонули. Кинул палку – поплыла. Тут же глубокомысленно изрек – «Палка – рыбка!» Или вот увидел в книге изображение птеродактиля. Задумался. Вышел из положения: «Ууу, какой самолет».

 

Постоянно спрашивает «Чтойто» («Что это»). Шумит сварка на стройке. Чтойто? Собака лает. Чтойто? Это машина заводится. Чтойто? Это вода в реке шумит. Заодно объясняю, что такое сварка и зачем она нужна, почему собаки лают, как работает двигатель в машине и почему река течет вдаль.

 

У горки мальчик и девочка лет 8 и 10 дерутся. Мальчик кричит девочке: «Иди ну х**, иди на х**!» Костя заинтересованно слушает. Я педагогично молчу.

 

Уже на площадке понимаю, что в сумке зудит телефон. Забыла его после детского сна снова включить. Разумеется, большую часть дня я никому особенно не была нужна, но за прошедшие четыре часа мне позвонили человек сто. Пока я обдумываю, кому и в какой последовательности перезванивать, Костя залезает в очередную лужу, топчется в самом глубоком месте и поет любимую песню. Сочинил сам. Слова простые и легко запоминаются: «По полям, по полям!» Смотрю на деревья, листья кругом уже желтеют. Вспоминаю свое детское переживание на даче – когда начинали падать листья, это означало конец замечательной дачной жизни. Звонит телефон, спорю, это по работе. Я жестко спорю, наверно, за счет этого выигрываю. Яна говорит, что я категоричная и бескомпромиссная.

 

Домой, домой. Там папа. Папа – это хорошо. Дальше по накатанной, разве что со спором, кто будет укладывать. Мне хочется уже отрешиться, папа апеллирует к здравому смыслу, так как со мной ребенок засыпает быстрее. Окей, ничего, иду, пою про грачей, глажу по голове. Спит. 22:20

 

Разрываюсь, что бы такое почитать вечером. То ли дочитать «Девочек» Вигдоровой, то ли отдохнуть и в сотый раз перечитать Вудхауса. Можно и не читать, а править текст, но снова лень, а дедлайн далеко.

 

Ну, и мы с мужем еще раз наслаждаемся временем для двоих. Спорим о том, почему К. стал так рано вставать и что с этим делать. Папа предлагает укладывать его в полночь. Дескать, тогда он и встанет на два часа позже, то есть в восемь. Я сопротивляюсь. Если К. будет ложиться в полночь, то я в два ночи, потому что до полуночи я занимаюсь своими делами – работаю, туплю, читаю. Это время мне ценно. Каждый остается при своем. Спать, да, спать. Под подушкой у меня машинка и кусочек багета. Маленькая белка знает свое дело.

 

Comments

comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>