Стоит ли говорить «мать-одиночка»

w401

Я выросла без папы. У меня были мама, бабушка, дедушка, еще родственники ближе и дальше, а вот папы не было. Обделенной я себя не чувствовала. Пойдя в детсад, заинтересовалась, где же мой папа, получила ответ, что умер, успокоилась. Более того, меня не обманывали. Пожалуй, первый раз нехватку папы я почувствовала где-то в подростковом возрасте. Хотелось то ли чтобы был папа, то ли старшего брата, но, в общем, вот такого, мужского в доме, чтобы можно было поговорить не только с мамой.

 

Я понимала, что маме нелегко. Мама много работала, выходные она старалась проводить со мной, разбивалась в лепешку, добывая мне модные джинсы и сумки, выкраивала время и снова работала. Она признает, что было тяжело. Наверно, о том, что такое быть «матерью-одиночкой» (ужасно не нравится это сочетание, но не могу подобрать лучше), я должна была бы поговорить с ней, но я решила иначе. Я поговорила об этом со своими сверстницами, которые растят (или растили) ребенка без отца.

 

Сперва я хотела сделать формат такой – вопрос и разные варианты ответа. Но у меня получилось цельные истории, которые я в итоге решила не дробить. Поэтому вот вопросы, которые я задавала девочкам:

  1. Немного предыстории: как получилось, что вы воспитываете ребенка одна? Такой был план, так получилось? И какие отношения с отцом ребенка, меняются ли они?
  2. Как воспринимает ребенок то, что папа не живет с вами (или факт, что папы просто нет). Вопросы и ответы, если таковые есть.
  3. Меня мама воспитывала одна. Сейчас мне кажется, что это был невероятный героизм и что ей было очень тяжело. Вам тяжело? Если да, что кажется тяжелее всего?
  4. Отдельно вопрос про деньги. Понятно, что государство не помогает. Работать за двоих? Экономить? Или что-то еще?
  5. Время на себя и свое пространство. Есть такая проблема? Как справляться?
  6. Обычная легенда: мать-одиночка мужчинам не нужна. Это ведь не так? Приходится объяснять как-то ребенку (детям) появление нового мужчины, смену мужчин и тому подобное?
  7. Вы сталкивались с жалостью окружающих? Если да, то что можете сказать в ответ.

 

А теперь сами истории.

 

Минимум драмы и “все хорошие”

 

Я рассталась со своим молодым человеком и узнала, что беременна. Сообщила об этом отцу ребёнка, попробовали как-то наладить отношения, но в итоге поняли, что расстались не зря. Рожала я уже одна, отцу, по его словам, это всё было неинтересно. У меня же была установка: наши отношения – одно, отношения ребенка и родителя – другое, поэтому никогда не препятствовала общению и даже была за. Где-то через два года отец появился, захотел общаться, мы несколько раз встретились и вместе погуляли, но потом всё быстро сошло на нет.

 

Лет до трёх вообще не было вопросов про папу. Братиков и сестричек тоже нет, и дедушки нет, ну что ж, бывает по-разному! Вопросы начались с детским садом. “А как у тебя папу зовут? А почему у тебя нет папы? А у меня два папы!” – конечно, ребёнку захотелось папу, о котором поговорить. Однажды я вдруг услышала горестное-горестное “а у меня нет папы, он умер”, пришлось выяснить, откуда такие идеи (в саду подсказали) и объяснить, что он не умер, просто мы ещё не встретились. Вот мы с ней встретились, а с папой ещё нет. Были вопросы “а как же я получилась, если детки получаются от мужчины и женщины». Рассказала, что она получилась у меня и хорошего мужчины, и что мы любили друг друга, и что хотели, чтобы она появилась, но не подумали, что вместе нам не очень хорошо живётся. “А почему?” – ну тут проще, кто-то любит лук, а кто-то терпеть не может, кто-то любит собак, а кто-то боится, кто-то любит спать, а кто-то бегать… Ну и вот человеку, от которого ты получилась, больше нравится жить самому. Поэтому он не твой папа, папе ведь интересно, что происходит с его дочкой? Как-то так эти вопросы и заглохли. Иногда она говорила про кого-то “хорошо, что он не мой папа, а то пришлось бы с таким жить”. Минимум драмы и “все хорошие”.

 

Тяжело ли мне? Чтобы ответить, надо с чем-то сравнить. Это первый ребёнок и у меня просто не было другого опыта, так что это была просто жизнь, никакого героизма. Бывает очень тяжело, но если посмотреть по сторонам – бывает и замужем и с отцом тяжелее, бывает и с двумя детьми одиночке – легче. Мне кажется, что единственное, что точно тяжелее – нести ответственность. За ребёнка и за себя. У этого ребёнка нет отца, и ты должен быть родителем 100% времени, без выходных дней или “у меня 39,5 и пусть с ребёнком сегодня занимается папа”. Ну и совмещение всего. Например, ребёнок заболел, капризничает, что с ним происходит – непонятно, врач должен приехать час назад, но его нет. Надо спросить у кого-то ещё, поискать в интернете, как-то принять меры. И при этом ты всё ещё мама, которая успокаивает малыша, носит на руках и излучает мир. И хозяйка – готовишь еду, встречаешь курьера, стремительно убираешь за ребёнком, которого тошнит. И работник – держишь в голове, что через два часа от тебя ждут документ, и пытаешься его допридумать в голове, а также отвечаешь на звонки. И женщина, и поэтому третий раз переодеваешься (ребенка тошнит), отмываешь руки от следов готовки и показываешь ребёнку, как надо причёсываться. Это всё не очень сложно, но все эти роли надо играть и нельзя отказаться. Вот от такого балансирования я уставала. А чтобы узнать, что одной воспитывать ребёнка – героизм, надо попробовать сначала воспитывать по-другому. И сравнить. Некоторые мои подруги, замужем, с детьми, кажутся мне бОльшими героями.

 

Что касается финансовой стороны. Мне тут повезло, я начала экономить раньше: были мечты на год прервать работу и поехать учиться. Вышло иначе. Факт, что какое-то время можно не думать о деньгах, очень успокаивал. Кроме того, у меня уже были свои маленькие проекты, которые приносили небольшой, но доход (первый год хватало ровно на оплату съемной квартиры недалеко от работы). Первый год, конечно, экономия, помощь друзей: вещи “по наследству”, рассказывать друг другу о распродажах и удачных решениях. Через год после рождения дочери уже вышла на работу, но выросли и потребности, так что ближе вариант “работать за двоих”. Через пару лет всё свелось к банальному бюджетированию.

 

И да, мне пришлось учиться просить о помощи,  не стыдиться сказать друзьям “пожалуйста, поиграйте с ребенком сегодня полчаса-час, пока я доделаю работу”. Или “мне нужна работа на 4 часа в неделю”. Или даже “поговорите со мной не о детях полчасика, пожалуйста!” Это было очень сложно, но получилось очень хорошо. После такого те, кто хотели предложить помощь, но боялись этим обидеть, приходили сами. Мне стало понятнее, что мне нужно и чего не хватает (так появилась няня и так я вышла на работу). Я поняла, что сама могу помогать, а это очень полезное ощущение,  особенно для тех, кто страдает “я ничего не могу и ни с чем не справляюсь”.  В конце концов, деньги – это средство обмена на другие ресурсы. Внезапно выяснилось, что зачастую можно обойтись и без этого средства. Государство помогает в год примерно на половину суммы поездки в тепло на недельку. Нельзя на эти деньги рассчитывать, очень сложно на них прожить, но если снимать с карточки раз в год – приятное дополнение!

 

Время на себя. С этим первые пару лет мне очень помогала мама. Через месяц после родов она отправила меня в бассейн, потом приезжала погулять с младенцем, пока я бегаю, или поиграть, пока работаю. Мама сама трудоголик, так что ни ей, ни мне не пришло в голову, что иногда ещё нужно время “для ничего”. Сейчас мне кажется, что для мамы, воспитывающей ребенка самостоятельно, время для ничего” нужно особенно.

 

Помогают друзья, причём иногда это не про “дать время”, а “освободить внимание”. Разговаривать, пока ребёнок играет на полу, но при этом действиями дать маме понять, что за ребёнком следить не надо – бесценно. Напомнить, что ты не только мама, подарив косметику – бесценно. После выхода на работу основным решением для времени на себя оказалась няня.

 

О мужчинах. Трудно ответить за мужчин, но и я не считаю себя матерью-одиночкой. Есть я-человек и одна из моих социальных ролей – мать. Да, без этой части моей жизни я уже не я. Нет, это не вся моя жизнь, и если меня рассматривать исключительно как мать-одиночку, то я и сама такая себе не нужна. Ребёнок не задавал вопросов, но я и не давала повода их задать, стараясь не перегружать её своей личной жизнью.  Когда повод появился, включилась жесткая конкуренция: “Мама моя!” и “Пусть он не приходит и ты будешь только со мной!” Поговорили, расписала ей будущее, в котором она везде ходит со мной, а еще берет меня на ручки, если мне грустно, а если я устану, сама себя забирает из сада и готовит сама себе завтрак. Разъяснила, что она всегда моя первая любимая дочь, и никто не станет другой первой любимой дочерью. Полистали любимые книжки, поиграли в кукол, напряжение спало. Позже спрашивала аккуратно, “А можно, я буду называть его папой?” – спроси у него, может, он хочет, может, нет. “А мы будем вместе?” – пока всем этого будет хотеться, да. “А если кому-то расхочется?”  – будем придумывать, как это исправить. “А если не получится?” — придумаем, как жить дальше, мы же как-то жили раньше. У неё это ещё накладывается на возраст, когда дети бесконечно играют в дочки-матери и примеряют на себя множество моделей, фантазируют, пробуют идеи в игре. И если раньше папа был таким мифическим героем, который непонятно, где, но точно герой, то теперь в ее играх папа  – это такой понятный персонаж с очерченной областью задач, ролевым поведением и взаимодействием с мамой, дочкой, сыном, бабушкой, друзьями и друзьями мамы. Кажется, дети сами себе всё неплохо объясняют.

 

С жалостью окружающих я не сталкивалась, но было хуже – я сталкивалась с брезгливой реакцией, “не ждите от меня жалости”. В какой-нибудь конторе или при общении с людьми сильно старшего поколения вдруг звучит “папы нет, нет, совсем нет, мать-одиночка” – и на лице появляется “ох, эти нытики” и говорят что-то странное, типа “ну ничего, всем сложно” или “понимаешь хоть, что сама виновата” или что-то подобное. Не знаю, что эти люди хотят донести и каждый раз с удивлением слушаю их до конца.

 

У них своя жизнь, у меня своя

 

С отцом ребенка я рассталась до рождения дочери. Он изменил, я не простила. Переламывать себя «ради ребенка», как советовали общие знакомые, я не стала. Да и не смогла бы.  До сих пор не было ни разу момента, чтобы я пожалела. После рождения дочки он где-то около полугода еженедельно приезжал к нам: погулять, что-то купить, по дому помочь. А потом пропал. Я не стала выяснять, что случилось, и биться в истерике «когда ты приедешь к ребенку?!!» Захочешь – приезжай, общайся. Нет, ну и не надо. Для себя решила, что позвоню только, если дочка попросит. Около года назад она попросила. С тех пор раз в две недели приезжает погулять. Отношение спокойные, личные темы не затрагиваем.

 

Ребенок воспринимает эту ситуацию нормально. Знает, что у друзей папы живут с ними, спрашивает иногда, почему у нас не так. Я просто отвечаю, что так вышло, что у всех семьи разные. Но что и я, и папа ее очень любим… Вопросов до 6 лет (то есть до знакомства с папой) было немного: « У меня есть папа? — Да, есть. – А где он живет? – Далеко»

 

Не могу сказать, что мне очень тяжело. Отчасти от того, что я не знаю, как иначе. Мне очень помогает моя мама, ни разу не отказалась посидеть, когда я куда-то иду. Но я стараюсь не злоупотреблять. Тяжелее всего принимать все решения самой, то, что вся ответственность только на мне. Ну и то, что на себя времени практически нет. Книгу, например, могу почитать только по дороге на работу в метро.

 

Сложно ли финансово? От государства до недавнего времени были льготы, связанные с садом: оплата 50%, льготная очередь в сад. Сейчас льготы по оплате убрали. Да, приходится экономить, но сильно этот аспект меня пока не беспокоит.

 

Обычная легенда: мать-одиночка мужчинам не нужна? Надеюсь, что не такJ. Пока дальше совместных прогулок дело не заходило, так что тут нечего сказать.

 

Меня ни разу не жалели, так, открыто. Может, кто-то из знакомых вечерком с мужем и обсудит, как мне трудно без мужа, но в лицо – нет, не было. А если бы и было, ничего отвечать бы не стала, у них своя жизнь, у меня своя.

 

То, что мы счастливы, как-то видно и ощущается

 

У меня был план. Даже проект. Прежде, чем завести ребенка, я тщательно готовилась: сначала купила квартиру, отложила денег, чтоб полгода не работать, и основательно пролечилась – вот прям пришла к докторам и сказала «через год-полтора хочу забеременеть, давайте сделаем полный техосмотр и потом как угодно развинчивайте, промывайте и свинчивайте обратно, но чтоб все было идеально» (на тот момент в анамнезе были некоторые проблемы, просто так бы не получилось). С отцом ребенка у нас были очень теплые и дружеские отношения, на уровне friends with benefits. Я с ним честно договорилась, что не буду предохраняться и хочу от него ребенка, и сразу оговорила – захочешь, впишешься как отец в свидетельство о регистрации, будешь воскресным папой. Не захочешь – тогда мы расстанемся полностью. Не увидишь никогда в жизни ни ребенка, ни фотографий, и пообещаешь никогда не появиться в моей жизни. Я у тебя никогда помощи не попрошу, мне твоя ответственность за ребенка не нужна, сам знаешь, я в состоянии справиться от и до, мне доверять можно. Он некоторое время думал, выбрал второе.  Так что больше я никогда о нем ничего не слышала. Ребенку 17 лет.

 

Как воспринимает ребенок то, что папа не живет с вами (или факт, что папы просто нет)? Здесь два вопроса. Первый – это про отсутствие мужчины в доме. Не самый легкий вопрос. Где-то года в три дочкиных я почувствовала, как ей чего-то не хватает. Даже на такой ерунде, что она больше всего любила гулять не со мной и не с няней, а тот редкий случай, когда я могла пойти с ними и мы гуляли втроем. Чтоб идти между нами, держась за руки двух взрослых. Я решила, что виновата,  и что надо решать вопрос. И вышла замуж. И несколько лет все было очень хорошо в этом смысле: человек очень старался с ребенком дружить, мы отлично тусили на троих, много играли и мастерили. Потом вылезли другие проблемы в этом браке, и несколько лет получилось трудных, и только когда я приняла окончательное решение и мы расстались, оказалось, что дочь уже пару лет мечтала, чтоб это случилось, и твердо считала, что вдвоем нам будет лучше. И вот я опять вдвоем – уже с сознательным ребенком, потом подростком – и нам совершенно отлично, хотя недавно, после прогулки втроем с моим нынешним бойфрендом, дочь сказала все-таки, что в этом ощущении – «втроем с родителями», «большой и сильный мужчина рядом» — что-то такое глубинно правильное есть, по чему она скучает. А второй вопрос – это про конкретного отца. Про интерес к тому, кто породил ее. Не болезненный вопрос. Когда-то в далеком ее детстве я ей сказала «твой папа уехал в Америку» — на случай вопросов бабушкиных подружек и соседок, чтоб моей маме не было дискомфортно.  Много лет этого хватало, и она не вспоминала об этом. Подростком, конечно, спросила опять. Я ей рассказала всю историю, показала по ее просьбе фото. Сказала, почему я не хочу, чтоб они знакомились (ну, скажем, это гордость; если б она ему была интересна, за столько лет он как-нибудь сам бы объявился). Она разделила эту эмоцию, но решила, что все-таки познакомиться и увидеться один раз хочет. Я предположила, что лучше это делать после того, как ей исполнится 18 – чтобы с самого начала не было вопросов и возможности неправильно понять, то есть например что мы вдруг решили вымогать алименты. Она согласилась. И больше про это вроде бы не вспоминает.

 

Сейчас мне кажется, что тяжело было до двух лет, а больше абсолютно не было. Физически было, да, многолетний недосып не способствует здоровью, долго восстанавливалась. А ощущения экзистенциального ужаса от того, что я все одна, должна все решать и нести ответственность, успевать везде и не иметь возможности заболеть и расслабиться – не было. Все воспоминания о периодах, когда меня захлестывало «мне тяжело» и «я не справляюсь» связаны с заморочками человека, за которого я сходила замуж, и разруливанием его проблем, которые он на меня повесил – вот добавить еще это к тому, что тяну ребенка и немаленький груз ответственности по своим бизнесам, это да, ломало спину. С чем было тяжело психологически – это с несвободой. Но это, по-моему, никак не зависит от того, один родитель или двое. В полной семье ровно то же. Я имею в виду, что ничего же не можешь планировать, и никак не можешь выбирать время. Его всё время выбирают внешние обстоятельства. Съездить в отпуск – только в школьные каникулы (я без ребенка не езжу). Потусить где-то вечером, запланировать важный проект на работе, лечь в больницу порешать свои проблемы – даже при достаточно взрослом ребенке всё равно особо не спланируешь: любые планы проживут несколько часов, а потом у ребёнка температура 38, или важная контрольная и к ней надо помочь подготовиться, или любовная трагедия и надо помочь прожить стресс, или «а, кстати, я забыла, утром надо придти в школу в костюме Энциклопедии» в десять вечера, и будешь делать к утру костюм Энциклопедии.

 

Как решать денежный вопрос? Работать за четверых, я других вариантов не знаю.

 

Проблема собственного пространства есть. Не знаю, как справляться. Я не справилась, просто притерпелась. Мысль, что скоро взрослый ребенок выпорхнет из дома, и я останусь одна, уже несколько лет поддерживает и помогает не скрипеть зубами, обнаружив в очередной раз, что у меня нет права на уединение и на неприкосновенность чего угодно моего. Но опять-таки – а что, в полной семье с этим лучше? Да ни разу.

 

А вот бурная личная жизнь у меня не прекращалась при наличии маленького ребенка, первый роман начался – я еще кормила. Предложение замуж – то, которое я приняла – было третье. С объяснениями все естественно получилось: когда появился тот муж, она была еще маленькая, приняла его естественно, в доме же всё время было много друзей, она не сразу начала его выделять. А позже, уже шестилетняя, радостно праздновала на нашей свадьбе. А когда мы его выгнали – ну так она уже была сознательная барышня, ей было двенадцать, она сразу начала меня воспитывать, чтоб я немедленно обзавелась любовниками и бойфрендами, и изо всех сил уговаривала и выпихивала на свидания.

 

Жалость? Нет, даже не представляю, что имеется в виду. Наверное, то, что мы счастливы, как-то видно и ощущается. Даже когда было тяжелее всего – от тех, кто имел возможность это увидеть и понять, было скорее уважение и восхищение.

 

Тяжелее всего для меня — отсутствие личного пространства

 

Мы с отцом моей дочери просто неважно подходим друг другу в качестве партнёров, однако признать это согласились не сразу и разошлись только когда девочке исполнилось полтора года. Отношения с отцом ребёнка цивилизованные  — общаемся по вопросам, которые касаются дочери, вежливы друг с другом, когда видимся, не отказываемся от разговоров (хотя это скорее small talk). Однако о близости, разумеется,  и речи не идёт.

 

Ребенок, конечно, расстраивается, но скорее принимает как данность. На вопрос, почему папа больше с нами не живёт, отвечаю всегда, что такое бывает, отношения меняются и в какой-то момент мы с папой приняли совместное решение: по отдельности нам будет лучше, чем вместе. Иногда фантазирует о том, как было бы здорово жить всем вместе — чтобы были мама, папа, мамин бойфренд, гипотетические братья и сестрёнки и т.д. Обнимаю её и говорю, что вижу, как она соскучилась по папе, но вместе мы вряд ли когда-то будем жить. Иногда использует отсутствие папы как повод порыдать или поскандалить, не делать что-то неприятное. Скажем, оттянуть уборку в комнате, потому что «скучает по папе».

 

Воспитывать ребенка одно тяжело, но я бы не сказала, что это героизм. Тяжелее всего именно для меня — отсутствие личного пространства, возможности просто побыть где-то одной, встретиться с друзьями без ребёнка, уйти или уехать спонтанно на несколько дней, да даже в магазин выйти. Ради возможности высыпаться я пошла по пути наименьшего сопротивления (кормление грудью, совместный сон), пожертвовав режимом и личным пространством. Теперь, когда дочери пять, я пожинаю плоды этого, но, думаю, иначе я в тот период не выжила бы.

 

Иногда дочь забирал на день кто-то из родственников, но это происходило редко (она первый ребёнок в моей довольно обширной семье, и пока она была маленькой и я кормила её грудью, отдать её надолго было невозможно, да никто и не горел желанием брать). Это время обычно уходило на многочисленные недоделанные дела (да вот хоть в магазин сходить). Ещё был отдельный страх, что со мной что-то случится (тромб, эмболия, инсульт) и ребёнок останется в квартире один рядом с трупом.

 

Финансовый вопрос решался так: я работала за двоих, но мне было не привыкать. Отец ребёнка никогда не был в достаточно стабильной финансовой ситуации, чтобы полноценно вкладываться деньгами, скажем так.

 

Легенда о мужчинах и матерях-одиночках. Конечно, выборка сильно сужается, но она сужается от массы факторов, ребёнок — вовсе не главный из них. Объяснять, конечно, приходится. «Вот, это NN, мой друг/любимый человек. Он мне нравится, мы будем видеть его чаще. Мы поедем втроем на море. Мы будем вместе жить, это теперь и его дом тоже, а мы — семья. Нет, NN не станет твоим папой, папа у тебя один и это никогда не изменится. Просто — есть папа, есть NN, это совсем разные люди». Я всегда за честность в коммуникации, отвечаю на вопросы прямо, объясняю как есть.

 

С жалостью окружающих я никогда не сталкивалась (у меня просто на лбу написано «Не влезай, убьёт»). Иногда самой было нужно, чтобы меня пожалели и признали, что я молодец — потому что объективно бывали очень тяжёлые времена. С этим запросом я шла к друзьям. Но за жалость незнакомых я убиваю сразу — и по мне это заметно.

 

Ровесницы дочери ей завидуют

 

Плана стать одинокой матерью у меня не было, но было ощущение, что так может получиться. Стремительный развод за измену в период кормления грудью. Отношения были никакие с отрицательным уклоном в течение примерно 8 лет вплоть до «не разговаривали вообще», сейчас на уровне «подписать бумажку, требующую подписи второго родителя». Алиментов нет, помощи нет, общения нет.

 

Ребенок воспринимает это как данность, хотя в довольно взрослом возрасте поинтересовалась, почему мы разошлись. К 14-ти взволновал вопрос условного вида «почему он со мной не общается», отец был найден в соцсетях, дитя прибежало в ужасе «мама, как ты могла с ним вообще», еще через год сама добыла его телефон и позвонила сообщить, что у нее, вообще-то, день рождения. Мужик слился.

 

Я не порхаю, но и сказать, что прямо «тяжело» не могу. Да, были периоды без выходных, праздников и сон через раз (не в смысле кормить тяжело было, это у всех расписание на трехчасовые отрезки поделено сначала), а в смысле работала много. Но я люблю свою работу, так что… Нет, не тяжело. Иногда сложно с логистикой, сперва были няни, потом родные, теперь есть друзья присмотреть, т.к. ребенок достаточно взрослый, разумный и самостоятельный. Не подвиг, в общем. И это желанный ребенок, который скоро дорастет до 18 и уйдет жить сам.

 

Денежный вопрос решаю работой, повышаю квалификацию и ставку. Экономить до уровня доширака (на себе, разумеется) перестала лет 11 назад. Не шикуем, покупки разумные и необходимые, но иногда путешествуем и покупаем глупости.

 

Проблемы собственного пространства нет. Ребенок знает, что если я воткнута в ноутбук, то даже если хочется пообниматься, то нужно подойти и спросить, можно ли, потому как ну очень хочется обниматься. Никто никому не отказывал, это симметрично. Прочие отлучки физические согласовываются и планируются.

 

«Мать-одиночка мужчинам не нужна. Это ведь не так?» Не совсем так. И так. Некогда особо отношения разводить. Да и желания тоже не было. Объяснять не приходилось, т.к. отношений не было с «неразумного» возраста дочери. Сейчас тоже приняла как данность, уточнив «друг» или больше, чем друг.

 

Ну-у, жалеть меня не пробовали… У меня таких дураков поблизости не держится. Ровесницы дочери завидуют – клевая мама, клевая комната своя, клевая квартира.  Особенно, когда приходят прятаться от нетрезвых родителей.

 

Какая я одиночка!

 

С его папой моего сына, которому сейчас 11,  мы познакомились 16 лет назад. Встречались 4 года, он был женат. Где-то в районе моих 30 лет я решилась на ребёнка и тогда же поняла, что воспитывать его буду одна. То есть отец ребенка долго думал, с кем ему остаться, я решила его не мучить. Он приходил каждый день, купал, гулял. Да, тут надо добавить, что я жила и живу со своими родителями. Когда сыну было 3 года, мы переехали в Коломну, купили дом в деревне. Отец мальчика звонил сначала мне, а когда ребенок подрос, стал общаться исключительно с ним по телефону. Приезжал к нам в деревню, в 2012 году сын с дядей ездили к нему. Вообще, я никогда до этого текста не воспринимала себя “матерью-одиночкой”. Есть бабушка и дедушка, есть дядя (а теперь и тётя).

 

Моя мама всё время боялась, что ребенок спросит — почему папа не живет с нами. Но мне достался исключительно умный ребёнок, никогда ничего не спрашивал. Лишь не так давно обмолвился — “я не хочу лезть в ваши отношения, хотя они у вас какие-то странные”. В раннем детстве сын понимал, что папа остался в Балашове (откуда мы уехали), потому что у него там работа. Про семью папы он так ничего и не знает.

 

Тяжело было в первый год — постоянно висел на руках, и вот это отсутствие свободы далось очень непросто. Когда я забеременела, одной из радостных мыслей было — на работу не ходить! положу его в кроватку, и буду шить, вязать, ага, как же. Через год я вышла на работу, стало легче и морально, и материально. Но у меня была мама, которая как раз вышла на пенсию, так что ребенок был целиком на ней. Не могу сказать, что мне тяжело. Мне с сыном очень интересно, он прекрасный собеседник, помощник, нам никогда не скучно.

 

В финансовом вопросе меня спасает, наверно, опять, наше совместное проживание. У родителей пенсии, папа продолжает работать. Так что моя зарплата уходит исключительно на строительство (а теперь отделку) нашего дома. Отец ребенка присылает каждый месяц какую-то сумму (сейчас это 3000 рублей, они уходят на оплату электричества и газа). У нас огород, сад, мы всё делаем своими руками. Дядя дарит всевозможные игры, игрушки, велосипед и т.д.

 

До переезда в деревню мы три года прожили вчетвером в 30-метровой комнате (плюс коты и собака). Сейчас у моего сына огромное собственное пространство с кроватью наверху, куда надо залезать по лесенке. У меня  в процессе отделки своя комната, где будет два рабочих места — компьютер и шитье и большая кровать. Время на себя — я это понимаю как время на свои хобби. Его, конечно, не хватает.

 

Легенда о матерях-одиночках и мужчинах… Здесь мне сказать нечего, ни нового мужчины, ни смены мужчин не наблюдается, а жаль. Но мы с сыном об этом разговаривали, и я думаю, что здесь могли бы быть проблемы.

 

С жалостью я не сталкивалась никогда. (Или не замечала). Наверно, потому что я сама не отношу себя к матерям-одиночкам. Какая я одиночка — у меня столько членов семьи, еще собака и семь котов!

Comments

comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>