О розовом цвете и не только

w471

Началось это все с розового самоката. И это, наверно, мог бы быть слегка гендерный пост, но, на самом деле, он будет не об этом. Я ужасно не люблю моралистов и искренне желаю себе им не стать, так что это моя точка зрения, а не утверждение или истина, которую я пытаюсь кому-то передать.

 

Так вот. Розовый самокат. Недавно на одном из материнских форумов обсуждали, можно ли купить мальчику полутора лет розовый самокат. Если говорить честно, он был даже не розовый. Розовые ручки, черная стойка, лиловая доска, вот как-то так. Я заволновалась (это ирония), встряла в дискуссию. Так вышло, что нам подарили два самоката. Один зеленый, а другой розовый, представьте себе. И мы катаемся на них по очереди. И вырос мой ребенок в розовой коляске. Так вот, в дискуссии мнения разделились и предсказуемо оказалась мораль, что розовый и лиловый – это женские цвета. И дальше снова логично: «Вы же не хотите, чтобы ребенка дразнили, что он катается на девочковом самокате?» и «Мой муж не поймет». Тут я отключила уведомления и решила не продолжать.

 

Меня в этой истории больше всего, наверно, огорчает то, что мы вот так вот просто закладываем малышам в голову предубеждения. «Никогда не бери розовое, ты мальчик». «Одевайся в юбки и платья, ты девочка». «Играй в футбол». «Ходи на танцы». «Будь мужиком». «Будь бабой». Родители, когда говорят о том, что ребенка будут дразнить другие дети, как-то совершенно спокойно игнорируют тот факт, что у детей просто так не возникает равенство определенных цветов и полов, что это ему закладывают в голову сами родители. То есть первым начинает дразнить ребенка родитель другого ребенка. И начинается все, в том числе, с таких дискуссий. Более того, почти никто не предложил спросить у самого ребенка, какой цвет он хочет. А ведь в полтора года дети прекрасно совершают выбор. Я спрашиваю у малыша в магазине, показывая ему две пары штанов: «Хочешь синие или красные». Он показывает на красные. И прекрасно в них ходит. Или вот у моей подруги мальчик чуть старше полутора. Когда ему предлагают на выбор два комбинезона, фуксия или зеленый, он говорит «надену красивый» и выбирает фуксию.

 

Мы, в свое время, об этом много говорили с мужем. В том числе о том, что такое, например, «растить мальчика мужиком» и прочая ерунда. И да, мой муж ходил в детстве с флейтой в мешочке, а потом с кларнетом в чемоданчике. На его самоощущение в мире это не повлияло. Потому что ребенку родители сказали, что нет такого закона, что мальчик не может играть на кларнете, есть только заблуждения у некоторых людей.

 

Вместе с вот этими предубеждениями мы передаем детям и кучу других вещей. Например, я боюсь всяких насекомых. Ну вот боюсь тут и все. К. относился к насекомым спокойно и с любопытством, пока не увидел, как я ору от страха во время нашествия жуков на Сицилии. Жуки были здоровенные и страшные, а орала я так, что, наверно, меня в Риме было слышно. С тех пор он побаивается насекомых. Потому что он следует за взрослым страхом.

 

Многие постоянно твердят детям «опасно». «Опасно», «опасно», «опасно». В это слово мы вкладываем наши собственные страхи. Мы просто утверждаем, что что-то может иметь неприятные последствия. И снова вот это программирование. Мы лишаем ребенка восторга съехать с высокой горки, потому что мы боимся, что он может съехать неудачно.

 

На детской площадке стоят две мамы и в голос обсуждают стоящих рядом филиппинских нянь. Страшные они, мелкие, считают эти мамы. Рядом с ними играют их дочери, они все слышат. Так мы передаем ребенку собственное предубеждение против того, кто не похож на тебя.

 

Моя подруга говорит, что не дает ребенку шпинат, потому что он противный. И выгребает при нем шпинат на край тарелки. Ребенок шпинат ни разу не пробовал. Но он показывает и говорит: «Фу!»

 

Можно найти тому миллион примеров. Современные специалисты по детской психологии очень любят говорить об условном родительском НЛП, когда ребенку твердят, например, что он тупица и глупый, а ребенок в итоге перестает стараться, потому что родители ему внушили мысль о том, что он вот такой. А зачем стремиться к большему. Я не возьмусь судить, насколько это состоятельно, но в том, что мы в рамках воспитательного процесса передаем детям не только нужные вещи, но и страхи, нелюбовь, предубеждение (со всеми вытекающими из этого многочисленными -фобиями, презрением к чужаку, ненавистью к богатым, презрением к бедным), это точно. Четкие границы и минимум маневра, потому что взрослые решили все за тебя.

Comments

comments

One thought on “О розовом цвете и не только

  1. Поддерживаю вас! Всё правильно написали!
    Страхи родителей и мнение родителей очень часто передается детям.
    У нас коляска была красная, все говорили, что типа, что за фигня, у мальчика должна быть синяя коляска. А мы объясняли, что он едет на красной феррари ;) ) Красный цвет — далеко не девчачий.
    Стереотипы взрослых очень сильная вещь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>