Я ухожу, прости

w499

Я бы солгала, если бы сказала, что ни разу не произносила мужу сакраментальное: «Все, мне все надоело, давай уже разведемся!» Я знаю, что это дешевое оружие, что это ни на минуту не дорога к компромиссу или пониманию, что это никогда не делает вас ближе, но это дешевое оружие проще всего использовать в тех ситуациях, когда надо просто бросить слово, которое как вот эти черные флаги во время шторма: «В море не выходить».

 

Факт есть факт, чаще из семьи уходят, на самом деле, мужчины. По крайней мере, в моем пространстве именно так. У меня есть только два примера, когда решительно покидали семью женщины. Но это было в ситуациях домашнего насилия и алкоголизма мужа. Большинство же проблем обычно строится вокруг «мы друг друга не понимаем, у нас нарушен уровень близости, я не знаю, что с этим делать, ничего вернуть не получается, наверно, нам надо разойтись». И пока жена обдумывает что-то подобное, иногда оказывается, что муж уже решил уйти. И дешевое оружие, увы и ах, оказалось очень страшным, потому что ты вдруг понимаешь, что все сломалось. Можно пытаться поговорить, можно пытаться понять, можно все выстроить заново, можно решить просто – «предатель».  Это самый простой и понятный вариант, потому что в ситуации с расставанием не по обоюдному желанию, как правило, один из участников будет чувствовать себя преданным. Предательством кажется этой вдвойне, когда рядом дети, которым надо все объяснить. Почему папа больше не с нами. И страшно стать пресловутой матерью-одиночкой. А еще, добавляет моя подруга, «мне интересно, почему мужчины считают возможным уходить без детей, это ведь (я много думаю об этом) принципиально другое самоощущение: решил — ухожу, и готово».

 

Я разговариваю с Леной Савчук и прошу ее объяснить с точки зрения терапевта, что же такое развод. Она говорит: «Развод, наверное, одно из самых неприятных событий, которые могут произойти в жизни. По силе причиняемого стресса развод приравнивают к смерти близкого родственника. И действительно, в каком-то смысле развод связан с потерей близкого человека, во всяком случае, с потерей его в привычном качестве. Рушится структура семьи, бывшим супругам приходится заново строить свою жизнь. Страдают при этом все участники процесса. Но если человек, инициировавший развод, чувствует себя виноватым, то тот, c кем разводятся, может чувствовать себя отвергнутым. Обеим сторонам придется пройти несколько фаз переживаний, схожих с теми, что бывают при переживании смерти близкого человека. Можно выделить несколько фаз переживания горя: 1. Шок. Когда не верится, что это случилось и кажется, что еще можно что-то поправить. 2. Принятие ситуации и переживание острого горя. 3. Фаза остаточных явлений, когда переживания накрывают периодически и, скорее, похожи на воспоминания о потере. 4. Завершающая фаза – наступает примерно через год, человек приходит в норму. Отдельная тема – переживания ребенка при разводе родителей и особенности взаимоотношений «ушедшего из семьи» родителя с ребенком. Здесь очень важно, чтобы родители не думали, что ребенок слишком мал и ничего не понимает, а потому и объяснять ему ничего не нужно. Так же важно постараться контролировать свои высказывания в адрес друг друга».

 

И сегодня как раз история не об отвергнутых, а о тех, кто уходит. История про измены и разводы. Потому что каждая сторона должна быть выслушана.

 

Я поговорила с двумя своими друзьями, очень хорошими и честными мальчиками, я их обоих очень люблю и считаю прекрасными людьми. Оба они уходили из семей с детьми. И сегодня они рассказывают о том, как там, на той самой другой стороне. Их истории о том, как то, что кажется снаружи однозначным, оказывается совсем иным.

 

История первая

 

Сейчас мне кажется, что в нашей ситуации вероятность развода изначально была высока. Мы не очень друг другу подходили – наши системы ценностей различались по ряду ключевых для каждого из нас позиций. Это с первого же дня брака провоцировало взаимные обиды и ссоры. Поначалу это компенсировалось интересом и влечением друг к другу. Но первоначальные чувства ослабевали, и мы постепенно сознавали, что нам все тяжелее справляться с частыми стрессами и взаимным раздражением. Поэтому через три года наступил момент, когда мы осознанно постарались преодолеть различия в восприятии окружающей действительности и в требованиях друг к другу. Полностью преодолеть их не получилось, но удалось сгладить на какое-то время. Мы старались не акцентировать наши разногласия, фокусируясь на позитивных сторонах взаимоотношений.

 

В этой постоянной внутренней борьбе друг с другом и с самим собой, когда каждый из супругов заставлял себя не раздражаться из-за действий другого, прошло еще около трех лет, и к этому времени у нас уже появились дети. Когда они подросли, нам стало проще физически, но сложнее морально – мы все сильнее отдалялись друг от друга. Очень заметную и негативную роль сыграл фактор родственников. Их с появлением детей стало гораздо больше в нашей жизни. В итоге взаимные претензии и обиды росли, как снежный ком. Все старые противоречия вылезли наружу, и стало понятно, что радикально улучшить отношения уже никогда не удастся. И тут в моей жизни появился человек, с которым я готов, простите за банальность, идти на край света. Я понял, что просто не имею права отвергать свою судьбу, которая дает мне второй шанс. Я собирался сказать обо всем жене и предложить развод, но, так получилось, что узнала она обо всем раньше случайно. В итоге мы разъехались, а потом подали на развод по обоюдному согласию. Я был готов к тому, чтобы забрать детей или равно поделить опеку, но жена была категорически настроена против этого. Я проиграл несколько судов и превратился в обычного «воскресного отца».

 

Максимальное участие отца в жизни детей, как можно более плотное общение с ними – для меня это аксиомы. В то же время я понимал, что дети не будут счастливы, если рядом будут несчастные, не понимающие друг друга родители, и надеялся, что от развода детям не станет хуже. Никаких материальных вопросов у нас с супругой не возникло, мы в этом аспекте абсолютно адекватны. Объяснять детям, почему родители не живут друг с другом, очевидно, нужно по-разному, в зависимости от возраста детей и ситуации в семье. Для маленьких детей вполне подходит объяснение, что мама и папа не понимали друг друга, часто ругались, и им было плохо жить вместе.

 

Стыдно ли мне? «Стыдно», это не очень верное определение – мне больно от того, что я причинил боль другому человеку. Развод и все, что за ним следует, это ужасная катастрофа, последствия которой мучают всех причастных к этому событию долгие годы. Мог ли я поступить иначе в сложившейся ситуации? Нет. Если путь назад после измены одного из супругов? Я думаю, это зависит от людей, универсального правила нет. Сплошь и рядом «измена ради измены» (мимолетная страсть, стечение обстоятельство и т.д.), не приводит к разводу, но как потом строятся взаимоотношения, зависит от того, готов ли супруг доверять своему партнеру и не упрекать его всю оставшуюся жизнь. У меня нет опыта для рассуждений об этом – в моей ситуации никакого «пути обратно» не было. В целом я бы хотел, чтобы последствия распада семьи были как можно менее болезненными для всех. У меня перед глазами примеры «хороших» разводов, когда бывшие супруги сохраняют дружеские отношения, не мешают детям проводить время в обществе новых партнеров друг друга, а родственники продолжают общаться. В моем случае все сложилось не совсем так, но это уже не тема сегодняшнего рассказа.

 

История вторая. Здесь я сразу не оговорилась, это была моя ошибка, а потому я чувствую потребность сделать апдейт. Задавала я вопросы не собственно о разводе, а о ситуации измены мужа и ухода его из семьи с детьми, пытаясь понять рефлексии, побуждения. Например, отчего случается измена, от нелюбви, непонимания или просто стечения обстоятельств.

 

Желание само по себе сильная вещь. Иногда было трудно противостоять искушению, особенно если секс у тебя в голове не хранится отдельно, а является выразительной частью хороших отношений людей между собой. Мне было очень стыдно каждый раз, когда я изменял жене. Кончилось тем, что на протяжении восьми лет подряд я был верен своей жене.

 

Или о стандартной посылке, что все это равно словосочетанию «наплевал на семью».

 

Уход из семьи не равен тому, что ты плюешь на семью, я продолжал свою семью содержать, видеться с детьми и так далее. Если же говорить непосредственно про ситуацию измены, то в ней плюешь на соответствующие договоренности с партнершей/женой. Это неприятный моральный компромисс, но далеко до риторического «наплевал на семью».

 

И есть ли путь назад.

 

Я считаю, что такая максима неверна. Если много любви, то много и прощения, пространства для прощения. Да и формат отношений, договоренности могут изменяться. Но рационализировать ответ, подгонять его под уже принятое решение не жить дальше вместе, можно и так, конечно.

 

И как объяснять происходящее или уже произошедшее ребенку?

 

Детям объяснять, почему ты уходишь из семьи, лучше прямо, коротко и ясно давая ему понять, что он ни при делах вообще. И лучше, конечно, если отношения таковы, что вы можете объявить о вашем расставании вместе, а не каждый отдельно.  «Дорогая дочь, наши отношения с твоей мамой изменились, и мы решили теперь жить отдельно. Мы оба любим тебя по-прежнему, не сомневайся в этом. Ты пока остаешься жить с мамой. Мы будем видеться не каждый день, но все равно будем видеться нередко, а еще созваниваться. Ты пиши мне и звони когда захочешь. Я тебя люблю».

Comments

comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>