I don’t wanna grow up

WP_20150614_011

По вполне понятным причинам я совершенный профан в вопросах отношений в семье, где больше одного ребенка. Но у меня тут была забавная и полная драматизма история о том, что случается с одним конкретно взятым мальчиком, когда ему вдруг говорят, что он уже вырос. В общем, как в песне, которую я очень любила, когда была моложе (отличное слово): «When I’m lyin’ in my bed at night I don’t wanna grow up, nothin’ ever seems to turn out right, I don’t wanna grow up».

 

Получилось так, что в Ницце в этот раз наша большая семья жила одной большой общей жизнью. И детей у нас в итоге было трое: В., которому скоро исполнится 7, К., который близится к трем годам, и М., которой вот только что исполнилось два. Трое детей – это замечательно. Особенно в те моменты, когда они все вдруг переполнены любви друг к другу, целуют друг друга, обнимают, помогают и играют. Но моменты конкуренции и переживаний никто не снимал, а поэтому у нас вышла случайно маленькая драма.

 

К., растущий один, внезапно оказался в системе, которая ему оказалась незнакома и полна конкуренции. Например, детский высокий стул у нас только один. В него, что логично, стали сажать маленькую М., а ему сказали: «Смотри, дружок, ты уже большой, ты можешь сидеть на взрослом стуле!» Обычно его такой расклад очень устраивал, мальчик всегда почитал взрослый стул отличным развлечением и даже категорически отказывался в ресторанах от детского. Но не тут. Тут выяснилось, что ему обязательно нужен этот самый детский стул. Без него еды просто не может быть. «Посадите меня в стул», — возмущенно требовал ребенок, а если учесть, что упрямство и стремление к цели – это точно про К., ситуация становилась порой напряженной.

 

Потом выяснилось, что ребенку нужна коляска. Мальчик, который уже полгода обходится без коляски, при виде коляски начал закатывать глаза и требовать. «Ну ты что, ты же уже большой для коляски, а М. же малышка», — увещевала его я. Ребенок рыдал. Итальянцы косились на меня и явно готовились обсудить, как так вышло, что непутевая мать довела этого чудесного мальчика до слез. М. спала в коляске. К. ложился на лавочку и говорил, что ужасно устал, что он маленький и что ему срочно нужна коляска. В какой-то момент мы сдались. Мальчик был усажен в коляску, а М. поставлена на его самокат. К. за секунду пришел в хорошее настроение. Все последующие дни я боролась с коляской, потому что уже разучилась с ней ходить, она мне кажется обременительной, да и вообще, какая коляска, ты же уже большой, уступи М.

 

Но нет, ребенок, который с удовольствием пробовал раньше все, что предназначено для больших, утвердился в мысли, что он маленький. Очень маленький. Коляска и только коляска. Только детский стульчик. Только детская ложка.

 

Апофеозом стало возвращение дуду. Мы мирно шли по бульвару Гюго. Навстречу нам ехала коляска. В ней сидел мальчик примерно возраста К., посасывающий дуду. К. остановился. Даже не остановился, а замер. И закричал на всю Ниццу и окрестности: «Где моя дуду?!?!?!?» Дуду, надобность в которой отпала миллион лет назад, лежала в ящике в Москве.

 

В общем, примерно через полчаса я ввалилась в детский отдел Lafayette. На буксире у меня был отчаянный К. Он уже не плакал, но возмущенно икал и требовал дуду. Красная и потная, я попросила подыскать мне дуду. Но их не оказалось. И мы понеслись дальше. Никакие попытки переключить внимание не срабатывали. Мороженое и карусель оказались ненужными взрослыми развлечениями. Только дуду. И прямо сейчас. Вспомнив локацию ближайшего магазина с игрушками, я понеслась туда. Продавщица, оценив масштаб поражения, тут же довела нас до отдела дуду. К. схватил дуду-зайчика. Слезы чудесным образом высохли. Улыбка. Равновесие. После этого мы ушли на набережную, мальчик сел на голубой стульчик, усадил себе на колени «дудушку» и сказал: «Смотри, какое красивое море!»

 

До конца нашего пребывания в Ницце дуду не отпускала нас. Была примотана к самокату, заняла почетное место в ручной клади по пути в Москву, сжималась в руки, когда ребенок спал в машине.

 

В Москве все вернулось на круги своя. Детский стул оказался не таким уж важным, коляска снова вообще забыта, а дуду, конечно, сохранила часть позиций, но дальше кровати теперь не путешествует. Ах да, иногда К. кормит дуду сухариком. I don’t wanna be a good boy scout, I don’t wanna grow up. Мораль (промежуточная и незначительная) будет проста. Никогда не стоит слишком активно говорить ребенку, что он вырос. Потому что всем нам хочется быть чуть менее взрослыми, чем мы на самом деле являемся.

Comments

comments

One thought on “I don’t wanna grow up

  1. Да, я очень стараюсь не забывать, что когда родится мартышка, вомбат не станет Большим. Но подозреваю, что это сложно будет всё время держать в голове!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>