Полет фантазии (границ нет, ложки нет)

w575

Что есть удивительного в мире малыше, так это то, что это совершенный мир фантазий. Коррекции можно подвергнуть мир в любую минуту, достаточно взять один факт или пару-тройку из реальной жизни. Остальное все с легкостью придумается.

 

«Между двумя и пятью годами по нарастающей развивается у ребенка способность образно представлять в уме и фантазировать. Это качественно новое событие в интеллектуальной жизни ребенка, которое революционно преобразует многие стороны его жизни. Раньше ребенок был пленником той конкретной ситуации, где он находился. На него воздействовало только то, что он непосредственно видел, слышал, ощущал. Главенствующим принципом его душевной жизни было здесь и сейчас, принципом деятельности — стимул-реакция.  Теперь же он обнаруживает, что получил новую способность удваивать мир, представляя воображаемые образы на внутреннем психическом экране. Это дает ему возможность одновременно пребывать в мире внешне видимом (здесь и сейчас) и в воображаемом мире своих фантазий (там и тогда), возникающих по поводу реальных событий и вещей», — Мария Осорина, «Секретный мир детей в пространстве мира взрослых».

 

Страшные, добрые, очаровательные – миллион фантазий каждый день. Там, где не хватает, подсветим. Например, вот так. Мы едем в машине. Вдруг ребенок загадочным и чуть тревожным голосом произносит с заднего сидения: «Мама, знаешь что?.. Дракон. У нас в багажнике дракон. Зачем мы его взяли с собой! Давай остановимся и его вынем!» Дискутируем о драконе. В какой-то момент сдаюсь, останавливаю машину и говорю: «Сейчас я выну дракона». Смеется: «Ой, да он уже улетел давно!»

 

Часть фантазий – она почти реальная. Например, в нашем случае, это «воФранция». Мы постоянно идем, летим и едем на поезде «воФранцию». «ВоФранция» приходит к нам во сне, туда плывут наши корабли, летят наши быстрые ракеты. На площадке ребенок вещает из песочнице незнакомой женщине: «А вы были «воФранции»? Нет? А там есть море, вот такие чайки огромные! У меня даже есть одна дома! И еще летучая мышь. «ВоФранции» живет больше людей, чем в Москве, они ходят на пляж каждый день. И там очень много игрушек». Тетя задает каверзный вопрос: «А ты часто ездишь во Францию?» Ребенок отвечает: «Каждый день. Иногда на самолете, а иногда на «Феррари». Я на лавке сжимаюсь в комок.

 

И чуть позже. «Ой, я вижу ежика! – Да где же?! – Вот, вот он идет!» Передо мной зеленое резиновое покрытие площадки, я напрягаюсь, скоро я тоже увижу этого ежа.

 

Или вот сын моей подруги, он чуть младше К., предлагает своим родителям историю, которая состоит из нескольких пунктов: у меня есть бензоколонка, у меня есть деньги, мне надо в Калифорнию. Все это соединяется в ладную историю, откуда все придумывается – другой вопрос. Дочь другой моей подруги живет немного в «кошачьем мире»: «Какие-то нереальные, но очень желаемые вещи она рассказывает как «у нас в кошачьем мире вот так и так устроено». И регулярно поддерживает легенду историями про свои приключения и события в кошачьем мире. Иногда объясняет свой выбор или пристрастия в еде тем, что «она же на самом деле кошка».  Сын третьей моей подруги (Боже, как хорошо, что у меня столько подруг, как иначе бы я писала) научился сам одеваться и теперь постоянно фантазирует на тему одежды: изобретает юбки и шляпы из подручных материалов, обувает машины в ботинки из пластилина. Сыновья четвертой сражаются с борщевиком (хотя и не читали статью в «Коммерсанте»), высаживаются на необитаемый остров. Сын еще одного моего друга последовательно представляет себя динозавром (с трех до пяти лет), а иногда под настроение магом или саблезубым тигром.

 

Есть фантазии о прекрасном. Например, мой ребенок сидит на диване. Задумался. Спрашиваю, чем он занят. Говорит, что сидит на берегу моря, разгребает песок и ищет ракушки. Подходит, рука сжата в кулак. Разжимает: «Я принес тебе прекрасную ракушку». Мы ставим воображаемую ракушку на полку, вечером придут гости и все будут восхищаться этой воображаемой ракушкой, потому что отказать невозможно. Ее там нет, но она там точно есть.

 

Как точно есть то, что мы летаем каждый день «воФранцию», да и не только туда. Стоим в пробке у трех вокзалов, едем из сада Баумана. «Мама, знаешь что? Вот впереди нас Соня, она летит на красном самолете. А я лечу следом за ней на зеленом. Мы летим воФранцию. Скоро уже посадка». Еще мы просто летаем: «Мама, закрой глаза, мы сейчас полетим». Или ловим рыбу. Он ловит, а я жарю на воображаемой сковороде. Или пугаемся крапивы посередь асфальтированного тротуара: «Ой, мама, крапива, давай обойдем. Так, иди аккуратно, вот здесь, вот здесь!».

 

Иногда, когда мне фигово по вечерам и пригорают пироги, настоящие и воображаемые, я думаю, что Костины фантазии – это то, что не дает мне расклеиться по-настоящему.

Comments

comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>