Детский сон: история о night terrors

w667-

И мы снова возвращаемся к одной из сложных тем – к детскому сну. Даже когда младенческий период пройден и кажется, что сон наладился, это, увы, не гарантирует того, что вас не настигнет новый виток проблем со сном ребенка в старшем возрасте. Расстройства сна бывают разнообразные, тексты о них тоже, у нас будет формат «обмен опытом»: рассказчиком будет Оля, у дочери которой в 4 года начались странные пробуждения в ночи. Оля советовалась с неврологом, искала сами корни проблемы и ее история о том, что называется в англоязычной литературе night terrors. Я ухожу, дальше прямая речь:

 

«Я очень хочу рассказать нашу история о ночных террорах, чтобы предупредить родителей, у которых, возможно, такая же проблема. Я помню, какими потерянными мы были с мужем, какой протест и гнев и злость у нас вызывало происходящее.

 

Все началось, когда нашей дочери было 2,5 года. Мы активно путешествовали по Азии (полное отсутствие режима) и дочь начала отказываться от подгузников. Ребенок начал просыпаться ночами, сначала стонать, а потом кричать, на наши попытки зашикать или поговорить или успокоить реакции не было, вернее, крик только усиливался, начинался больший протест, она орала (другого слова не подберешь), звала меня или просто кричала «нет». Это было страшно, это было непонятно. Мы пытались успокоить ее миллионом способов, но ничего не помогало: невозможные истерики, когда ребенок кричит так, будто его убивают, отбивается руками и ногами. Попытки хоть что-то сделать приводили только к усилению истерики. Самое непонятное было в том, что после ребенок просто засыпал, а на утро ничего помнил и не понимал, о чем мы говорим. Еще во время поездки мы заметили, что если при первых стонах посадить ее на горшок пописать, то криков может и не быть. Но если не успеть, то мы сами себе не завидовали.

 

Мы вернулись домой, наступило лето, в целом все было хорошо. Приступов не было, я была глубоко беременна. Алиса много гуляла с друзьями и почти не кричала. Во второй половине лета приступы начали возвращаться, в этот раз мы заметили их связь с пропущенным дневным сном. Если ребенок не поспал, то с вероятностью 99% ночью будет крик. Но нормальных ритуалов на дневной сон у нас тогда не было, дочь активно пыталась от сна отказаться, а вечером укладывалась в 10-11-12 и сна не хватало. И были истерики, и была наша беспомощность. Я думала, если честно, что рано или поздно к нам вызовут полицию.

 

Потом наступил сад, появился режим, вернулся дневной сон. Все стало хорошо, мы опять забыли о криках. На этот раз до Нового года. Но теперь у меня на руках был еще младенец, и если дочь будила младшего брата, то рыдать начинали оба. Плюс у мужа тогда было совсем тяжело с работой (много, очень много работы и совсем мало сна). Приступы стали совсем невыносимы. Меня разрывало от беспомощности, чувства вины, мыслей, что я плохая мама, и неконтролируемого гнева. Хотя, конечно, дочка ни в чем не была виновата. В одну из ночей, когда мы пытались ее разбудить, успокоить, поговорить, утешить, обнять, а она только еще больше заходилась в крике и брыкании, нам стучали соседи с другого этажа. Надо было с этим что-то делать и, так как мои предыдущие попытки поиска информации на русском языке, не увенчались успехом, то я стала искать на английском. Уже через 15 минут я себя спрашивала, где была моя голова до этого, почему я не сделала это раньше. Как выяснилось, это приступы давно известны и называются по-английски night terrors.

 

Сразу замечу, что западная педиатрия различает ночные «терроры» и «кошмары». Вот описание с сайта American Academy of Pediatrics:

 

Night terrors. Typically occur between 2 and 4 years of age during non–rapid eye movement sleep. Usually begin with sudden and prolonged periods of inconsolable crying and end spontaneously, with the child rapidly returning to sleep.

 

Nightmares. A nightmare occurs during rapid eye movement sleep, characterized by a frightening dream, which fully awakens the child; return to sleep is delayed. Vivid recollection of dream appropriate to the child’s developmental and maturational stage.

 

Вот что кратко о них известно: Это вариант расстройства сна. Страдают 3-6% детей. Возраст 1,5-7. Пик — 4-5 лет. Происходит в момент глубокого сна, в первой трети ночи и в момент приступа ребенок на самом деле спит. (Может быть с открытыми глазами). Причины достоверно неизвестны, общее — незрелость нервной системы. Чаще всего — нехватка часов сна, но также может быть стресс, болезнь. Но! Что точно можно сказать: если у вашего ребенка ночные терроры, это совершенно не значит, что у него психологические проблемы. И, мамы, ВЫ НЕ ВИНОВАТЫ.

 

Что можно сделать: больше отдыха и сна. Пробовать укладывать раньше, чтобы ребенку хватало часов сна для отдыха. Возможно возвращение дневного сна. Начните вести дневник наблюдений: записывать, в каком настроении лег спать, какие было развлечения днем, спал ли днем, во сколько уснул и через сколько случился приступ. На основе этих наблюдений вы можете начать будить 10-15 после засыпания и снова укладывать. У нас триггер — полный мочевой пузырь. Нам надо будить и сажать писать. Что не надо делать: не будите ребенка в момент приступа. У вас, скорее всего, это не получится и все пройдет еще тяжелее. Просто стойте недалеко и смотрите, чтобы ребенок не навредил себе. И снова, пожалуйста, не вините себя или ребенка.

 

Разумеется, мы проконсультировались с хорошим неврологом (Василий Ноговицын, клиника ЕМС в Москве), который подтвердил прочитанное мной о том, что дети с ночными террорами в лечении не нуждаются, это возрастное и проходит само. Никаких успокоительных в данных случае принимать не надо, исключение делается в том случае, когда это сильно влияет на качество жизни окружающих близких. Просто седативные на детях могут вести себя непредсказуемо и их стараются не использовать.

 

Сейчас, после долгого перерыва, терроры снова вернулись (мы переехали в другую страну, изменились условия, режим, у дочки пропал дневной сон, который ей еще нужен). В большинстве случаев проблема решается, если посадить ребенка вовремя на горшок. Плюс мы приобрели еще смешную штуку Lully, которая фактически в телефоне ведет дневник терроров, немножко обрабатывает, а потом второй своей частью вибрирует под матрасом ребенка и будит за несколько минут до предполагаемого приступа, чтобы его проскочить.

 

Но не это главное. Сейчас это уже не кошмар и не проклятие для нас, а просто особенности ребенка, которая пройдет. Терроры вызывает только сочувствие к ребенку, мы не злимся, не виним себя, а просто спокойно живем и делаем все возможное, чтобы наши ночи были спокойными».

 

А теперь ссылки!

Если вы читаете на английском, то вот общая информация.

А это для тех, кому удобнее на русском.

Comments

comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>