«Первые дни — самые странные»

w680

М., конечно же, говорит, что я слишком «на стороне мужчин». Не знаю, насколько она права, но сегодня я точно на стороне мужчин, потому что текст будет мужской и о хорошем. Вот об этих отцах, для которых дети изначально значимы и желанны, для которых все не просто так, а катать коляску — это здорово. Изначально мы придумали это в форме интервью, диалога, где жена беседовала с мужем, но потом я волей редактора немного изменила формат. Но сути дела это не изменило. Так что у нас есть муж и жена, которые очень хотели ребенка. Которые долго не могли его родить. А теперь родили и счастливы. И рассказ об этом с мужской стороны — о советах посторонних и женских переживаниях, предчувствии перемен, переживании беременности, а также почему здорово присутствовать на родах, но вовсе не стоит перерезать пуповину.

Когда не получается родить

«Вокруг всегда миллион советчиков, и каждый из них знаток, как побыстрее завести ребенка. Ой, вы сходите к этому врачу, вы травки попейте, приложите подорожник, вы обвенчайтесь, а вот современные технологии. Ты же не будешь каждому объяснять, что он не прав — потому что это уже сделали, это мы знаем, а в этом ты неправ просто потому что неправ. Вот это было самое тяжелое. Я жене не рассказывал половину того, что советовали. Мне хотелось ее от этого по максимуму защитить, оградить, чтобы на нее это еще больше не давило. Это было тяжело. Но я сам уверен, что не было детей, потому что было рано. Нам даже говорили, что вот сейчас у вас мог бы быть уже взрослый ребенок. Это чушь. Наш ребенок родился тогда, когда нужно. Я так считаю»

 

Когда знаешь, что все изменится

«У меня в совершенно определенный момент времени (если кому-то что-то это скажет, то в октябре) возникло осязаемое ощущение того, что перемены начались,  они необратимы. Жена тогда считала, что мы упали уже глубже некуда. Просто чтобы перемены начались, иногда нужно опуститься на самое дно. Ноябрь был безысходный какой-то. Потом декабрь. А потом мы уехали путешествовать, и вот эта поездка многое расставила по местам»

 

Когда знаешь, что жена беременна

«Жена удивилась, что я не удивился тогда, потому что чувствовал, что так все будет именно сейчас. Но я обрадовался очень, и радость отодвинула удивление на далекий-далекий план. Когда жена мне сказала о беременности, я уже этого ждал. Предчувствовал. Конечно, я боялся. Очень боялся. Но волновался еще сильней, чем боялся. Потому что какие там будут изменения впереди, никто не знает, и ты даже не можешь предугадать»

 

Когда начинается ребенок

«Я стал его слушать, когда его даже на УЗИ не всегда ловили, он был совсем еще маленькой кнопкой, ну то есть сердце было слышно на УЗИ, но движений не было слышно, а я слышал. Конечно, кто-то тут найдет долю фантастики, но я точно слышал, как он там возится. На протяжении всей беременности мы постоянно были все вместе, и это был общий процесс познания друг друга, я его узнавал еще пока он был там, мы с ним общались, у нас был хоть и невербальный, но всё-таки контакт, он внутри пинался, давал мне в ухо, я его тыкал тоже в ответ. Мне это очень нравилось — слушать его перед сном. В общем, еще не родившись, он занял очень важное место в моей жизни»

 

Зачем мужчине присутствовать на родах

«Я просто хотел быть с женой рядом, потому что хотел помочь. Я знал, что я смогу это сделать, мне просто важно было быть рядом. В конце концов, все, чем жена делилась со мной во время беременности, — все это имело значение, все, что было до этого,- тоже имело значение. Я не боялся, но волновался. Это естественно. А можно не волноваться в момент рождения ребенка? О чем я думал? Понятно, что не о судьбах мира и даже не о состоянии роддома»

 

А как все на практике

«В обморок я не упал. Я вообще в обмороки не падаю. Я сопереживал очень! Мне очень хотелось помочь и жене, и ребенку, и в некотором смысле врачам. Очень хорошо помню, как стал ретранслятором от них к жене. Когда они все вокруг собрались, стали говорить что-то в 7 голосов, а у жены не получается никак. И вот в один момент врач посмотрела на меня и кивнула: «Давай, переведи, скажи ей». Все замолчали, и жду. И я тогда сказал жене что-то, даже не помню что именно, но зато со следующей потуги сын родился. В общем, сначала я был чем-то вроде анестезии, помогал переживать схватки, а потом примерно как катализатор процесса. Но перерезать пуповину не стал. Это все-таки не красная ленточка на открытии музея, а медицинская процедура. Раз уж мы рожаем в роддоме, а не в машине и не в поле. Ну и потом я с ним на руках несколько часов тусовался, знакомился»

 

Какие они, эти новорожденные

«Первые дни — самые странные. Жена-то научилась с ним уже управляться в роддоме, а я даже не знал, как его взять, он такой был маленький и хрупкий! Голова такая большая, а сам помещается на одной руке. Сразу очень изменился мир. Я наблюдал за тем, как он познает пространство. Он в этом месте впервые, я смотрел на те вещи, на которые он обращал внимание, оказывалось часто, что это вещи, которые я даже и не замечал»

 

Как общаться с младенцем

«Как? Просто. Коммуницировал он еще будучи в животе, когда я что-то говорил ему, он затихал. Это же и есть самый настоящий диалог. И потом, когда я слушал его или клал руку на живот, то мне регулярно прилетало и в ухо, и в ладонь. Так что он коммуницировал с самого начала. А потом он начал встречать меня с работы. Первое время просто смотрел внимательно, потом стал улыбаться глазами, потом ртом, а потом, когда научился ползать — я отлично помню этот день, когда он распластался на полу и, перебирая конечностями в хаотичном порядке и кряхтя, дополз до меня и потянулся на руки»

Comments

comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>