Я хочу детей, я боюсь рожать

x1

Так получилось, что у меня очень много друзей значительно меня моложе. Мне нравится наше время, когда возрастные границы стерлись. Многие мои приятели младше меня на 10-15 лет, со многими я подружилась, когда мне, например, было 26, а друзьям — по 16, так что мы выросли вместе. Мои «младшие» друзья, которым сейчас от 25 до 30, заканчивали университеты, росли, женились, разводились и нет, но большинство пока не родили детей, хотя говорят, что хотят. Хочется, но что-то мешает. Я попросила одну из таких своих подруг рассказать о страхах тех, кому меньше 30 и кого еще не жмет и не давит планка в 40 (и да, я выбрала девочку, которая могла бы стать таким условным символом поколения для нашей московской среды). Мне кажется, получилось интересно. И два пункта из описанного абсолютно сходы с теми, что в свое время останавливали меня. Дальше прямая речь:

 

«Мне 28 лет, я зарабатываю на жизнь текстами; я замужем, мой муж дизайнер; у меня и у моего мужа полные семьи, и взрослые (пока у меня есть родители, они всегда будут для меня взрослыми) ждут-не дождутся, когда же я рожу. И если лет пять назад меня это раздражало, потому что я терпеть не могла детей, то, с недавних пор, потому что я сама хочу, но пока не буду рожать. Но я попробую объяснить — по пунктам.

 

Поначалу я очень боялась поправиться и сойти с ума. Четыре года назад я приехала к своей школьной подружке, у которой был пятимесячный малыш. Подружка тогда изрядно поправилась, что само по себе было не страшно. Страшно было то, что она сказала, что и не собирается худеть, потому что на круглый живот удобнее класть дочь. Еще она назвала мою новую (клевую!) работу (а я достаточно часто нахожусь в состоянии новой работы) ерундой — то ли дело, когда я работала в серьезном учреждении.

 

Вот, подумала я, рожу, а крыша-то поедет. Мало того, что поправлюсь, еще и чувство юмора утрачу. Начнутся тугосери и сиседудони — а мои друзья знают, как я люблю постить в инстаграм, что ж тогда начнется, когда я рожу? Успокоила мама: сказала, что, когда мне было где-то полгодика, у нее тоже было ощущение, что все на свете увлечены какой-то фигней. Говорит, прошло, когда мне исполнился год. Еще мама рассказывает, что надо просто правильно питаться во время беременности, и что через 5 месяцев после рождения меня она уже играла в спектакле.

Я ей верю, но мне все равно боязно: я знаю, что растяжки не проходят. Очень хорошо отношусь к движению бодипозитив, потому что сама учусь принимать себе не андрогинной девочкой. Но считаю, что запущенное тело — это стыдно и некрасиво. И всегда внутренне осуждаю тех мам, которые не занимаются собой. Наверное, это какие-то мои детские комплексы?

 

Говоря о родителях, переживаю заранее, что они научат плохому. Например тому, что Крым наш — и я не про своих родителей. Или, скажем, привьют дурацкие вкусовые привычки. Как и многих, меня не оставило равнодушным интервью Павленского и его жены о воспитании детей: дескать, они приучали детей к вегетарианству, но летом бабушка тайком кормила внуков котлетами и приучила их к мясу, после чего родители предложили детям самостоятельно убить курицу. Я не настаиваю на вегетарианстве, но хотелось бы обойтись без майонеза и так далее. Знаю, что можно просто попросить не делать этого, но как никто понимаю коварство бабушек.

 

Мне претит система образования. У меня очень хорошая память на собственную жизнь, я отлично помню детский садик, помню, как мне приходилось терпеть несправедливости от воспитательницы за естественные вещи и слышать обвинения в том, в чем я не была виновата. Мне не нравится школьная система, которая приучает все делать для галочки, лишь бы отстали. Способ оценивать качество задания, обращая внимание на недостатки, а не подчеркивая достоинства. Отсутствие навыка планировать свой день, исходя из потребностей, а не следуя тому, что так надо. Я знаю о Вальдорфской системе, и склоняюсь в ее сторону, но также знаю, что в Москве единственная бесплатная школа, а остальные стоят 30-50 тысяч рублей в месяц. Вообще, я в курсе, что ребенок дорогое удовольствие, и не уверена, что могу себе его позволить, потому что не всегда могу позволить что-либо себе.

 

Есть еще кое-что, что необходимо принять к сведению. Каждый год приблизительно с ноября по март (иногда меньше) я впадаю в депрессию. Клинически она не доказана, потому что мне как-то раз не повезло с психологом, и мне теперь не хочется идти к новому. Но вот что я испытываю: постоянные, непреходящие чувства, усталость, нелюбовь к себе, отсутствие понимания, чего я хочу, разочарование в себе, потребность изменить все, на которую нет сил. Многие люди, которые знают меня как энергичного человека, реализующего все свои потребности, стремящегося к некоей мечте, наверное, удивились бы, что днями, неделями я могу просто лежать на спине, не желая никого слышать, включая саму себя. Как ем, чтобы хоть что-то почувствовать, как не могу продрать глаза от “песочка”. Я слыхала про послеродовую депрессию, и мне уже страшно; я почти не сомневаюсь, что это про меня. Я хочу любить своего ребенка и хочу, чтобы он видел уверенную в себе маму, но не могу гарантировать спокойствия в душе.

 

В эту зиму депрессия была не такой страшной. По двум причинам: я бросила пить и стала петь. Первое было необходимо, поскольку к тому времени бутылка вина вечерами стала обычным делом, за полтора года трезвость стала необычным состоянием, недовольство жизнью вместе с апатией оказались напрямую связаны с алкоголем. Серьезно, у меня очень хорошие гены — все мои старшие потрясающе выглядят (поэтому мне кажется, что можно рожать и попозже), все трое, мама, папа, и бабушка. Остальные уже умерли давно и не своей смертью; оба дедушки в том числе от алкоголя. Теперь я немного скучаю по бокалу вина, но каждое утро без похмелья — это мысль: “Уф-ф, пронесло”. Да и проблемы в семье стали решаться гораздо проще, посредством беседы, в которой ни я, ни мой муж больше не хватаемся за самое больное, не превращаемся в настоящих чертей, что постоянно происходило прежде (он тоже бросил).

 

А вот пение в группе — для ребенка плохо. Я только-только начала реализовывать то, о чем втайне мечтала всю свою жизнь, но не могла реализовать, потому что боялась осуждения. Раз в неделю мы репетируем, два раза в неделю у меня вокал, в остальное время мы занимаемся промоушеном, сочинением текстов, самообразованием и так далее. Недавно слышала Арбенину на лекции в Открытом университете; она говорила, если ты не “пустая”, если ты по-настоящему талантлива, после рождения ребенка этот талант станет еще глубже. Я верю, что талантлива, но не представляю, что смогу отдавать столько же сил музыке, по крайней мере в первые годы после рождения ребенка.

 

Заканчивая этот текст, я понимаю, что все это может выглядеть как оправдание. Я готова к детям, они меня смешат, умиляют, мне нравится с ними общаться, увлекать их чем-нибудь так, что их родители удивляются, чего это они притихли. Но пока что не рожаю».

Comments

comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>