Интенсивное материнство (overparenting detected)

io65

Эту тему я однажды поднимала — материнство завышенных требований и ожиданий. Тогда я писала текст исключительно исходя из собственных ощущений и переживаний, но (и тут спасибо Ане Зыряновой) всему нашлась более четкая база. Так что сегодня о феномене интенсивного материнства (это такой вполне определенный термин, ура), а также о том, делает ли оно всех нас счастливее.

 

Когда я в первый раз подходила к этой теме, я писала о том, что современное общество требует от нас особой формы материнства. Мы должны успешно совмещать саморазвитие, а также полную самоотдачу в отношениях с ребенком. Мы очень много читаем, мы очень стараемся делать все правильно, несмотря на чтение и попытки познания мы все время спотыкаемся, а в результате рождается комплекс пресловутой «плохой матери».

 

Так вот, в современной социологии эту ситуацию принято описывать термином «интенсивное материнство». Термин этот, как принято полагать, был введен Шэрон Хэйз, автором книги о трансформации роли материнства, The Cultural Contradictions of Motherhood. Хейз рассматривает то, как принятая и уважаемая всеми теория привязанности перерождает в материнство, где матери становятся своего рода заложниками своего материнского статуса, где ребенок становится своего рода инвестицией, инвестицией любви и бесконечной заботы, подкрепленной исследованиями всех возможных ученых о том, как сделать материнство максимально эффективным.

 

В американских реалиях интенсивное материнство было принято считать отчасти привилегией определенного социального круга с уровнем дохода выше среднего, где мать превращается в «такси-маман», бросает свою высокооплачиваемую работу и пускает всю энергию на воспитание и образование ребенка. И, собственно, свою жизнь как жизнь матери.

 

Здесь и сейчас (то есть в современной России) я постоянно наблюдаю как теория привязанности (не хочу сказать о ней ничего плохого, любую теорию можно, как известно, довести до странного максимума) становится невротической доминантой. Как многие женщины, образованные и замечательные, становятся заложниками успешности своего материнства. Это, как правило, умение совместить работу и ребенка, полную отдачу ребенку, бесконечную рефлексию на тему, насколько полна эта отдача и так далее. Дети превращены в хрустальные сосуды, абсолютные и совершенные, не дай бог тронуть не очень чистой рукой, отпечаток останется на всю жизнь. Протирать регулярно, держать на полке за стеклом, избегать громких звуков, а то хрусталь может треснуть.

 

Давайте просто посмотрим на себя в зеркало. Никаких садов и школ, это почти мотто современной жизни, сады и школы разрушают детей, лишают их воли и стремления к познанию. Детка, это великий художник, смотри, с полугода примерно. Раннее развитие! И это не обязательно пресловутые карточки, английский с двух дет, еще один европейский с трех, а потом еще китайский или японский, потому что мы точно знаем, что за Азией будущее, надо подготовиться. Программирование с четырех обязательно, потому что мы уже поняли, что технологии решают все. Обязательно математика. Потому что за математикой тоже будущее, не дай Бог вырастет гуманитарием. А еще кружок по фото, а еще петь охота, а еще спорт, потому что мы, *****, за гармоничное развитие. Дух и тело. Кстати, да, диагнозы мы тоже сами ставим детям, потому что прочитали все про доказательную медицину. А еще все время обнимать. Даже тогда, когда ребенок сидит там сам по себе и собирает Лего. Потому что обнимать  — это самое главное. И еще миллион детотехнологий, которые нам подсказывают книги. Мы прочитали все о том, как воспитывать детей правильно. Мы очень хотим быть правильными во имя светлого будущего. Любой ценой. Еще этого от нас требует изрядно общество. Общество ставит и задает нам стандарты. Общество (вернее, твой социальный круг) навязывает модели и стратегии.

 

Я не говорю, что обнимать — это плохо. Есть только одно «но». Можно обнимать, а можно душить в объятиях. Я думаю, каждый из нас это проходил на собственном опыте, с детьми еще не связанным. Надо просто вспомнить. Я не пытаюсь кого-то обвинить, я, скорее, пинаю себя. Свои неврозы «только я знаю», «только я делаю лучше всех», «только я смогу» в отношении ребенка.

 

Интересно, что американская практика говорит о том, что интенсивное материнство есть прямое следствие феминизации общества (здесь я не пытаюсь упрекнуть феминизм). Вот цитата из Time: «But as women have brought more education and commitment to their careers, they have also brought those qualities to their other job: having and raising children. From the labor room onward, women strive to overdeliver. Attachment parenting requires sacrifice, dedication, strategizing and a lot of long hours doing thankless tasks. In other words, it’s exactly like climbing the corporate ladder. Except there is no glass ceiling. Or annual bonus«.

 

Когда-то давно (и я кажется писала об этом) на свадьбе мой любимый босс сказал моему только что состоявшемуся мужу, что он взял в жены «красного директора». Он любит меня, поэтому говорил о классике жанра: вера, воля, движение, победа, снова вера, воля, движение, победа. Я всегда считала, что нужно отдавать все тому делу, которым ты занялся, иначе не имеет смысла. Я успешно экстраполировала это и на материнство. Просто вместо лекций о том, как сделать новости лучше, я стала слушать лекции о том, как научить ребенка спать. Я вступила во все материнские сообщества в поисках опыта. Я прочитала тонны книг на разных языках, которые расказывали о лучших практиках.

 

Women’s rising social and economic power has not squelched their desire to be mothers. Quite the opposite: it has enabled women to mother with ferocity. They research; they seek out best practices; they join a group, form a committee and agitate for their version of feeding/disciplining/sleeping. If you don’t believe me, just visit a breast-feeding support group with former litigators, marketing executives and investment bankers. Reluctant sucklers don’t stand a chance», — это снова из той публикации Times.

 

Сейчас, когда К. почти четыре, меня отпустило. Я больше не красный директор. Хотя нет, я остаюсь им, но я начала ставить себе барьеры. Я научилась проще оценивать свой уровень ответственности. Раньше у меня везде были красные флаги, теперь разноцветные. Можно купаться, волнение, шторм. И мне стало легче. Что логично. Потому что опять же западные исследования показывают, что интенсивное материнство в известной степени прямая дорога к материнским расстройствам. Максимум — уделять все время ребенку. Mothering has become as intense as an Olympic sport. Максимум недостижим. А дальше только томление звезд (и нашего несчастного мозга). И чувство вины. А еще тот самый невроз.

 

«Insight into the Parenthood Paradox: Mental Health Outcomes of Intensive Mothering», — название исследования, результаты которого были опубликованы в 2012 году в Journal of Child and Family Studies. Ученые провели онлайн-опрос матерей, детям которых было до пяти лет. Опрос показал, что чем интенсивнее пресловутое материнство, тем ниже уровень удовлетворенности самой матери и выше уровень ее стресса и депрессивности (у 23% опрошенных «интенсивных матерей» были выявлены признаки депрессии).

 

«If intensive mothering is related to so many negative mental health outcomes, why do women do it? They may think that it makes them better mothers, so they are willing to sacrifice their own mental health to enhance their children’s cognitive, social and emotional outcomes. In reality, intensive parenting may have the opposite effect on children from what parents intend», — резюмируют авторы. Не знаю, что уж добавить к этому.

Comments

comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>