Мне кажется, что мы все и всех в итоге победили

io75

У К. сегодня день рождения. Я, наверно, могла бы написать очередной пост о нашей жизни, но будет иначе. Будет пост девушки, очень сильный и честный (спасибо за право его опубликовать). О том, как сложно, когда хочется ребенка, но ничего не получается. Как это пережить. И о чудесах. Спасибо всем за поздравления, почитайте текст, он мне очень дорог. Дальше только прямая речь:

 

Очень долго я размышляла, написать мне этот пост или нет. Олег говорил, что надо. Мне сильно не хочется выплескивать личное наружу. Единственное, что заставляет меня это сделать — это то, что такой текст очень пригодился бы мне в свое время (а мое время — это очень долгие и сложные десять лет).

 

Мне очень хотелось ребенка сразу, как мы стали встречаться с Олегом. И я никогда не думала, что это окажется так непросто. Смешно, что в 18, 20 я ужасно боялась залететь. И в голову не приходило, что когда-нибудь я буду трястись над тестами только не с надеждой, что второй полоски нет, а наоборот.

 

Как бы пафосно не звучало, но мне нужно было умереть и родиться заново, чтобы получилась Уля.

 

Я прошла все стадии психологических переживаний, когда люди узнают о смерти близкого человека или о страшной болезни: отрицание, гнев, торг, депрессия и принятие. И до сих пор не знаю, что было тяжелее: сидение в бесконечных очередях к врачу среди довольных беременных, а потом слезы и истерики в машине; бестактные вопросы не очень близких людей «а когда уже вы?»; ощущение, что рожают все вокруг и не по одному разу, но только не я; режим стирки «детская одежда» на машинке, который точно мне никогда не пригодится; детские дни рождения, где чувствуешь себя не в своей тарелке; или понимание, что внутри у меня так много любви, знаний, историй и так хочется делиться всем этим со своим ребенком, а его нет.

 

Очень сложно было внутренне собираться и не раскисать, когда общалась с врачами. А их было много. И я всегда «делала лицо», что мне как будто немного безразлично, что исследования, анализы и общая клиническая картина не в мою пользу. И что мне уже 30, 31, 32, 33, 34, 35. Это деланье потом мне же аукалось, когда я лежала в кровати и не могла встать, потому что не хотела и не могла. Было тяжело, когда много лет назад мы заключили контракт на ведение беременности, и ровно через час пухлый с усиками узист очень холодно сказал: «Не слышу сердце, закончилось все». И нам пришлось идти к менеджерам, которые стали высчитывать, сколько нам вернут денег и даже посчитали это самое УЗИ. Все это было, как в тумане.

 

Начало зимних каникул, в новогодний вечер мы поделились нашей радостью с родными, и все снова рухнуло. После мне сделали мини операцию (ужасное слово выскабливание или чистка), а восстанавливаться отправили в палату с девушками, которые лежат на сохранении с большими животами. Чудовищная практика в нашей медицине, где пациент — не человек. Но операцию сделали неудачно, пришлось повторять все заново: снова палата, снова испуганная беременная и мое падение в глубокую черную дыру.

 

Прошлым летом в мой день рождения состоялся не очень приятный телефонный разговор. Павел Александрович вздохнул и сказал: «Катя, не получилось! Так бывает. Попробуем в следующий раз! » А к этому «не получилось» я шла ровно год, сдавая дикое количество анализов, принимая чудовищное количество гормонов, потому что уже возраст и некоторые показатели катастрофически падают и продолжают это делать. И снова покер фейс и отмечание праздника с друзьями.

 

Осенью 2015 мы приняли непростое для себя решение найти нашего малыша среди никому ненужных детей. Записались в абсолютно чудесную школу приемных родителей недалеко от дома. И два месяца каждые выходные ходили на занятия. Казалось, что морально мы готовы. И пора прекращать мучения. Закончили школу, стали собирать документы, ходить по диспансерам, думать, где искать ребенка. Параллельно работа с психологом привела меня к антидепрессантам и к очень осознанному «отпустить». Поверьте, ситуацию «я хочу ребенка» я отпускала, как мне казалось, много раз. Еще чаще я выслушивала совет — отключить голову. Вот те, кто дают эти советы, понимают, что они означают? Напиться? Перестать хотеть? Не замечать всех малышей у своих друзей? Не завидовать? Просто по щелчку перестать мечтать?

 

Сейчас мне кажется, что без прохождения всех четырех стадий переживаний, о которых я писала выше, выключиться и перестать об этом думать — невозможно.

 

В какой-то момент я просто пришла к своему психотерапевту и сказала — все, я закрываю эту тему, как минимум на год. Я больше не хочу врачей, анализы, тесты с одной полоской, загадывать одни и те же желания на новый год и бесконечно плакать.

 

А потом вдруг мне резко захотелось кока-колы, все время спать и Лиля (моя мастер по волосам) спросила — не беременна ли я, так как волосы просто не окрашивались. Все это я свалила на усталость после школы приемных родителей и побежала делать флюрографию и в тубдиспансер за очередной справкой.

 

Делать очередной бессмысленный тест на беременность мне не хотелось. Я выпивала вино с друзьями по вечерам, спокойно курила сигареты, не думая о том, что это вредно, и наслаждалась последними теплыми осенними деньками. Недели через две или три после задержки я, все-таки, сделала тест, который показал мне две полоски. Моя реакция до сих пор удивляет Олега. Я рыдала. Но не от счастья, а от того, что все придется начать заново; что может не получиться и в четвертый раз, и я прекрасно знаю, что со мной будет после; что у меня появился новый план, который полностью разрушен, что я пила вино, курила, делала рентген, а еще вальдоксан, и что тот малыш, которого мы должны были найти, останется в чудовищном доме ребенка без нас.

 

Виктория Омаровна назначила терапию и анализы, Павел Александрович в ответ на мои слезы, что я пила антидепрессанты, спросил — перестала ли я их пить? Дальше было очень сложно, девять месяцев мы практически не дышали, это отдельная история, как выносить ребенка, когда очень-очень страшно, но мы справились.

 

Что еще важно — найти своего врача и слушаться только его. Я нашла. Моя Виктория Омаровна была со мной много-много лет, без ее помощи (а у меня непростая ситуация с собственной кровью) Ули бы не было. Кроме того, она выступала моим психоаналитиком практически до самого конца, отвечая на все-все вопросы и разгоняя мои страхи. Павел Александрович — второй доктор-репродуктолог, чьему мнению я также доверяла, но ЭКО, увы, не получилось.

 

Без моей Тани я бы тоже не справилась, ей я отправила фотографию теста через секунду, как появилась вторая полоска. Таня всегда выслушивала мои истерики и слезы, просто поддерживала и утешала. Безумно важно, когда есть, кому позвонить, чтобы просто выплакаться, поругаться на судьбу, поговорить. А говорить хотя бы иногда надо, иначе можно сойти с ума от неудач и безысходности.

 

И Олег. Что тут скажешь. Очень непросто быть всегда рядом, когда все плохо. Очень сложно поддерживать и находить добрые слова, когда самому хочется. И не то, что у нас всегда любовь и взаимопонимание стопроцентное, разное бывало. Но мне кажется, что мы все и всех победили в итоге. Столько было неудач, разочарований, ссор, нехороших врачей, обмана, безумных денежных трат, но мы продержались. И результат сейчас сопит в своей кроватке.

 

Если бы я вернулась назад, я бы не стеснялась посылать на три буквы всех интересующихся нашей личной жизнью; не верила бы врачам после неудачных беременностей, что «это все природа», а искала бы причину (и не потеряла бы так много времени); не ругала бы себя за зависть (ничего такого в этом нет); не винила бы исключительно себя в неудачах; доверяла бы больше Олегу и не боялась бы, что он найдет другую, молодую, с которой все получится за один раз; пошла бы к психотерапевту сильно раньше и не боялась бы таблеток; была бы честнее с близкими людьми касательно своих желаний или нежеланий; не мучала бы себя тем, что надо делать вид, что мне все равно.

 

Меня подбешивали слова знакомых, что «все получится», потому что иногда у нас не было перспектив от слова совсем. Но в итоге, произошло чудо. Такое заслуженное, выстраданное и ровно в то время, когда мы к этому готовы больше всего. Так что даже если вы на грани отчаяния, всегда есть шансы. Абсолютно необъяснимые с медицинской точки зрения, но лично для меня очень понятные с человеческой.

Comments

comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>