Позвоните моему мужу

go1

Сегодня в шесть вечера, когда я вдохновенно просматривала на работе ролики по «новым рекламным возможностям», мне позвонили из детской поликлиники и попросили подтвердить запись ребенка к врачу. Я сказала: «Ой, я точно ничего не знаю, этим занимается мой муж, сейчас я ему перезвоню, а потом вам». Перезвонила мужу, уточнила все, узнала, как зовут врача ребенка, перевонила в клинику. Муж в это время кормил ребенка ужином дома. Поэтому будет история о мужьях.

 

Так вот. Я не очень люблю книги о том, как надо жить. В чешском языке вся подобная литература называется «пржиручки», очень точно. Но я все равно читаю, конечно же. Шерил-наше-все-Сэндберг в своей книге про то, как не надо бояться и как надо действовать, посвятила целую главу тому, что такое партнерство. И отмечает в ней, что диспропорция в распределении обязанностей, касающихся дома и детей, часто провоцируется самими женщинами. Они либо не доверяют мужчине какие-то дела, либо доверяют, но допекают контролем и критикой. Я много раз слышала от подруг подобное – он с этим не справится, лучше я сама, ну зачем напрягать, сама могу. В этом «сама могу» в итоге накапливается миллион мелких дел, из которых складывается еще миллион больших.

 

Для меня самой это тоже в целом знакомая картина. Я беру на себя очень много, потому что мне кажется, что я буду «эффективнее» (смешное слово, но оставим). В итоге я встаю в 6:30 каждый будний день и падаю в кровать в 23:30 с мечтой о сне в десять часов. Придя с работы, я стараюсь быть максимально мамой. Максимально хозяйкой дома. Максимально еще что-нибудь. Но вот тут я недавно попала в больницу. И без всяких разговоров и договоров мужу пришлось взять на себя все мои стандартные обязанности – отвоз и привоз ребенка, игры-мытье-часовое укладывание спать, еду (тут для него, правда, проблемы нет, кухня очень часто на муже, т.к. готовит он в разы лучше меня), стирки и уборки, посещения меня в больнице, работу и так далее.

 

Муж мой оптимист и человек действия, он не спасовал. Более того, у него нет и не было комплексов на тему участия в нашей жизни с ребенка и вообще всяких гендерных ролей. Он с удовольствием убирает квартиру, когда есть время, готовит, играет с ребенком, гуляет и так далее. Но, естественно, когда я это делала, как-то все казалось изрядно априори в том, что мы достигли некоего оптимального разделения ролей. Он взялся за дело и в считанные дни разобрался с тем, где лежат детские носки-трусы, что положить в рюкзачок для детского сада, какие капли и когда капать, стал вставать в семь и ложиться в полночь. Пока я лежала в больнице, они с ребенком заезжали ко мне на машине на пару минут, я выбегала, болтала, убегала обратно. Примерно на четвертый день, когда все оказалось на муже, я села в машину и поняла, что муж мрачен. Поинтересовалась, в чем дело. Муж сказал, что ужасно устал. Тут меня, естественно, переклинило посчитать обиды и я сказала: «Теперь ты понял, каково мне». Эта была хорошая практика, потому что работает лучше любых договоров и рассказов. Теперь муж мне говорит – давай сегодня я встану и отвезу ребенка. Это дает мне полчаса на сон, которые мне очень нужны и которые существенно улучшают качество нашей жизни, именно нашей, а не моей.

 

Все та же Сэндберг, описывая свои отношения с мужем, пишет, что попытка технического разделения обязанностей часто ведет к шишкам и тряскам. История оптимального партнерства в том, что каждый в равной степени следит за тем, что сделано все необходимое. А как уж вы внутри разделите пирог, это ваше дело.

 

И тут мы выходим на очень важную историю. История о взаимной ответственности. Потому что у десятков пар история не столько в том, что женщины забирает на себя массу той самой ответственности, а в том, что это ответственность считается как бы ей изначально присущей. Традиционная культура и государство поддерживают эту установку с самого начала – достаточно посмотреть недавние дискусии о запрете абортов и реплики многих мужчин. Достаточно вспомнить слово «залетела» — оно очень многое говорит о том, как распределена ответственность с самого начала, еще до рождения. Достаточно посмотреть на родительское собрание в детсаду – на 20 мам сидят трое мужчин (я только что побывала аж на двух собраниях).

 

Как-то раз я уже писала подобный текст, потом мне в дайректы давний друг написал, что мне промыли мозг феминистки. Так вот. Я в состоянии промывать свой мозг сама, а выше многих прочих категорий ставлю уважение, оно существует само по себе, вне всяких теорий и практик. И вот именно с изначального нивелирования ответственности и уважения начинается то, что потом приводит нас к тому, что многие отцы даже не задумываются о том, что папа – это не только грандиозное мужское начало в семьей, великий теоретик семьи, при котором существует практик – мама. Но зато такие папы запросто предъявляют претензии к моим текстам – где у вас мужик-то в жизни?

 

Я очень рада, что каждый день вокруг себя вижу семьи, в которых мужчины и женщины живут уже за пределом этой парадигмы. Я рада, что для моего мужа нет проблемы подставить мне плечо в любой момент. Даже не критический. Мы на равных сидим дома с ребенком, когда он болеет. Сегодня вот я была с утра, потом уехала на работу, муж был до 23:00, я приехала с работы, он ушел на вечеринку. Мы на равных работаем и отдыхаем. Мы почти уже научились понимать, когда надо подхватить другого – это требует времени и сил. К. – в равной степени наш мальчик. Наша ответственность за него равна. Спасибо, что все так, дорогой муж (я на тебя иногда ору, но ты же знаешь, я просто ужасно вспыльчивая, к тому же ты педант, а я все вечно разбрасываю).

Comments

comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>