Маман-такси, детские кружки или просто раком

io166

Мы тут ехали с мамой в машине и я рассказывала о недавнем увлечении К. катком. И мама меня спросила: «А почему ты не хочешь отдать его на фигурное катание?» Я начала сразу закипать, потому что для меня это больная тема. Потому что работа, ребенок и активности ребенка не совместимы от слова никак.

 

Если честно, в декабре у меня всегда повышается тревожность и начинают болеть незакрытые гештальты. Отчасти из-за обстановки на работе, когда надо все дочистить, дотереть, чтобы блестело и сверкало. Отчасти из-за вот этого ощущения надвигающегося десятидневного ступора, когда ничего точно не выйдет сделать. Распространяется это на все мои стороны жизни, поэтому у меня опять дергается глаз. То, что мой ребенок ничем не занимается, тоже один из невротических гештальтов.

 

Вокруг меня очень много мам, у которых дети ходят и в музыкалку, и в спортивные секции, и на изо, и куда-то еще. А я все сижу на своем стуле и пытаюсь понять, как все это организовать. Например, музыкалка. В начале года я открыла расписание школы Мурадели. Дошкольная группа. Занятия по средам с 10 примерно и до половины двенадцатого. Открываю расписание секции фигурного катания — там чуть лучше, два раза в будние дни с 17:00. Зашибись. Просто зашибись. Открываю расписание художки — К. же так замечательно рисует — три раза в неделю с трех часов. Бассейн — есть две группы выходного дня, они забиты. Хотите, можете ходить в будний день? В 11 или в 16:00? И тут я снова начинаю закипать, то ли от отчаяния, то ли от безысходности. Я понимаю, что преподаватели школ живут в том же мире, что и я с таким же рабочим днем. И что если я хочу кататься, то нужно придумать, как я буду тащить саночки.

 

Мои саночки, как известно, ездят по Москве и так туда и сюда, а стихи в детсад мы учим утром в машине, отличники и чемпионы.

 

Я работаю как обычный творческий человек в офисе. Офис предполагает мое пребывание в нем с достаточной степенью регулярности (и в это время я работаю, а не смотрю в окно и не считаю снежинки до обеда). У меня очень лояльное начальство, спасибо ему, поэтому я могу иногда уходить раньше, работать из дома, когда К. сидит на длинных больничных и так далее. Мне приятно, что мне доверяют и я стараюсь не обманывать ожидания. Если я не успела доделать что-то днем, я сделаю это вечером или ночью. Но даже в гибкость и лояльность я не могу впихнуть отсутствие в офисе в самый разгар рабочего времени ради музыкалки. Ок, я могу нанять специально обученного специалиста (надбавка за то, чтобы он умел водить машину, отбавка моих нервов — ненавижу, когда К. возят чужие люди). Или привлечь имеющуюся в распоряжении бабушку (или дедушку), увы, не мой случай.

 

Но как тогда быть с садом — получается, что тут он будет пропускать, там забивать, мой мозг идеальных расписаний и ясности прогнозов кипит и возмущается. А плюс ко всему мне жалко мотать малыша туда и обратно. Не знаю почему, но мне кажется, что он будет уставать. В моем прекрасном детстве до школы и до моего любимого фигурного катания добратьс я было легко: 5 минут школа, 15 минут — фигурное. Нынче же даже до детсада мы едем на машине. Рядом с домом — звенящая пустота, три дурацких супермаркета, а дальше тишина зеленой зоны, говорят, что во дворе соседнего дома вчера видели лису. Я с легкостью верю, а, заодно, подсчитываю во сколько мне обойдется няня с машиной в сочетании с оплатой всех кружков и секций. Ха-ха! И ведь мой доход считается как выше среднего. Да ладно, бог с ними, с этими деньгами, но как все равно быть со временем. Говорят, в средние века у людей не существовало осени и весны. Были только лето и зима. Но это лирическое отступление, все те же последствия перечитывания книги Ле Гоффа про цивилизацию средневекового Запада.

 

В итоге я просто забиваю на все. Благо, у К. в саду есть программа платных занятий — лепка (конечно, это не школа Серова, ну ладно), музыка и танцы, шахматы, инглиш и что-то, кажется, еще. Я не абсолютно уверена в эффективности этих занятий (по крайней мере, некоторых), но это чуть-чуть ослабляет ощущение удавки от того, что я не справилась и не смогла. Кстати, с родителями школьников примерно та же история: либо это няня, которая забирает ребенка из школы и развозит по кружкам, либо продленка с платными занятиями — сейчас школы предлагают огромный перечень платных занятий во время продленки, от классических изо и физры до шахмат и китайского языка.

 

Я думаю про выходные. Например, отдать его в хорошую платную художку возле дома, где есть абонемент выходного дня. Но тут уже включается охранная функция организма — суббота и воскресенье — это дни, когда можно хоть на что-то забить, перечеркнуть весь мир идеальных расписаний, можно пойти на каток, а можно и нет, можно пойти в музей, а можно остаться дома и весь день играть, можно, наконец, не вставать по будильнику (все равно К. проснется не позже десяти утра и всех разбудит). Я люблю выходные за безалаберность, за возможность все изменить и переменить за 10 минут, не брать на себя никакие обязательства. Мне кажется, что и ребенку важно, чтобы выходные были именно такими: прыгать, играть, ничего не делать. Чтобы можно было не спешить. Мы и так все время бежим.

 

Я пытаюсь узнать, как справляются мои подруги. С теми, кто не работает, все понятно. Многие, к слову, сознательно уходят с работы, чтобы заниматься ребенком — моя подруга самоотверженно возит ребенку в музыкалку, в спортивную секцию, у нее есть план, она внятно и без фанатизма ему следует. Но, если честно, я не могу пожертвовать работой, декрет уже достаточно ясно показал, что мне сносит крышу, если я не занимаюсь чем-то структурным. К тому же я чувствую, что если я окончательно стану maman-taxi (а я и так в изрядной степени она и есть), то это будет решительно не équilibré.

 

Все остальные мои друзья честно говорят, что забили. Примерно как я. Спорадически водят детей куда-то, избегая абонементов с предоплатой.

 

Хочется успокоиться, но к вечеру гештальты опять приоткрываются. Я сажаю К. за английский, за математику, ставлю перед ним натуру для рисования, жужжу что-то про основы композиции и тени, потом мой запал проходит и мы вместе катаем паровозы. К., к слову, уже понял, что его золотая мамочка внесистемна в домашнем обучении, поэтому хитро смотрит на меня, тянет время и ждет, когда время дойдет до этих самых паровозов. А потом я укладываю его спать, а сама доделываю работу. Или читаю. В этот момент становится тихо и хорошо. И я четко понимаю, что ничего не случится, если я не отдам К. в четыре года в музыкалку или в художку. И даже в пять. Пусть тусуется.

Comments

comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>