О фото в гимнастерках

io290

Недавно в одном крупном материнском сообществе случился классический кейс конца апреля — одна из участниц спросила других, нравится ли им идея постановочного фото в детском саду в гимнастерках, пилотках на манер «солдаты у костра». Разгорелся спор, закончившийся тем, что число комментариев перешла за разумное, равно как и закипание страстей, дискуссию закрыли, потом попытались возобновить, словом, все поссорились.

 

Так вот. Этим текстом я нарушу установку без морали и выводов, но я тут хозяйка, мои правила, позволю себе эту вольность. Однажды я уже рассказывала, что с темой войны мы с ребенком столкнулись в три с половиной года. Мы ехали в детский сад, а вокруг нас шла репетиция парада Победы. Я всегда в дискуссиях о параде выступаю на стороне тех, кто считает Парад нужным и правильным, а 9 мая — одним из немногих по-настоящему объединяющих нас праздников. Я всегда плачу, когда вижу немногих еще живых ветеранов, которые оказываются на трибунах. Я всегда чувствую безмерное чувство благодарности и уважения к тем, кто прошел войну. Кто победил нацизм. Кто попытался поставить точку в истории смерти.

 

Потому что война — это про смерть. И когда К. спросил о войне, я ответила ему честно — война равна смерти. Война убивает людей. Всех, без расчета и взгляда в глаза. Война не может быть культом. Прекрасна жизнь и прекрасно то, что мы можем жить.

 

Второй раз мы столкнулись с войной в мемориальном парке возле нашей дачи. Там стоят подбитые танки, советские и немецкие, пушки, прочая военная техника. К., которые вообще питает ко всему техническому и большому, любовь, ходил молча среди танков, а потом спросил: «ИЗ них стреляли по людям». Получил ответ, походил еще пять минут и попросил отвезти его на речку. Мы поехали на речку. Он сел в траву и говорит: «Хорошо бы, чтобы войны больше никогда не было». И тут я с огромной остротой вспомнила, как моя бабушка на даче в Отдыхе как-то раз утром вышла на крыльцо, зажмурилась на солнце и сказала: «Какое счастье, что мы пережили эту войну и больше такого никогда не повторится».

 

Так вот. Память о войне заложена в генном коде каждого здорового человека в России. Почти у каждого из моих сверстников были дедушки и бабушки прошедшие войну и не часто об этом вспоминавшие даже по большим детским просьбам. Мы помним все, что они для нас сделали, эту память мы передаем детям в том самом коде, в тех самых рассказах, вместе с той самой надеждой на то, что война не повторится. Надеть на ребенка гимнастерку и представлять его солдатом — это не память, это бессмысленные декорации, которые закрывают от ребенка понятие войны и мира, которые создают странную и разрушающую мифологию.

 

В той самой дискуссии много говорилось о том, что мы же надеваем на детей разные костюмы — мультяшных героев, «англосаксонской свиньи Пеппы» (это цитата) и прочее, так вот почему сейчас-то все взбеленились. Удивительная история, что матери не понимают сути костюма и сути игры, игры как естественного детского состояния. Военная форма — это не память и не костюм. Это военная форма.

 

Наконец, у меня есть еще один аргумент. Мне так повезло, что мой дедушка жил очень долго. Я бы хотела, чтобы еще дольше. Однажды я его спросила про эти детские костюмы. Дедушка посмотрел в Интернете картинки и сказал: «Деточка, только на нашего мальчика не надо такое надевать».

 

Я знаю, как провести девятое мая с ребенком. Мы посмотрим парад и отвезем дедушке гвоздики. У него простая плита с именем и выбитой звездой. Может мы о чем-то поговорим, а может и нет. Как будет настроение.

 

Тем же, кто еще чего-то не понял, я могу только посоветовать еще немного почитать. Например, книгу Светланы Алексиевич «Последние свидетели. Соло для детского голоса». Это документальные записи, которые автор сделала по воспоминаниям тех, кого война застала в возрасте от четырех лет и до подросткового. Я думаю, прочитав эту книгу, вы измените свое мнение. Или книгу Станислава Олефира «Когда я был маленьким, у нас была война» (кстати, на картинке к этому тексту фрагмент иллюстрации обложки этой книги).

 

Кстати, однажды К., как раз вот тогда, когда мы первый раз говорили о войне, попросил почитать ему книгу о войне. Я прочитала ему как раз одну из историй из книги Алексиевич. Самую мягкую и со счастливым концом, не знаю, почему я это сделала, детских книг о войне у нас не было, только блокадная одна, для К. слишком взрослая, поэтому я взялась за взрослую. Мой мальчик, которому было три с половиной, все понял после этой истории, мне кажется.

Comments

comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>