Эти ужасные детские сады

hygf

У этого текста есть три предпосылки, пост одной моей подруги о популярности книг про хюгге в России, пост на Мел.фм об издевательствах над детьми в детских садах и – последняя капля – новость из новостной ленты о воспитательнице детского сада в Воронеже, которая сегодня попалась мне на глаза. Словом, поговорим об ужасных детских садах.

 

Я, кажется, уже рассказывала, что мое детство в детском саду, старательно отобранном для меня мамой, было плюшевым и милым. Лишь единожды, когда в нашем саду был ремонт и нас временно перевели в другой, я узнала, что бывает вторая реальность. В ней меня заставили складывать раскладушку на скорость, а когда я не справилась, орали и загнали в угол. Я нажаловалась маме, она разобралась в ситуации и больше меня не трогали.

 

Если посмотреть на тот самый текст на Мел.фм, там люди рассказывают о том, как над ними издевались в садах: детей выгоняли на холод, заставляли есть бутерброды, вымоченные в воде в унитазе, вытирали волосами разлитое молоко и так далее. Посмотрите сами. Когда читаешь это, сразу становится понятно, почему для многих хороших осознанных родителей детский сад однозначно ассоциируется с травмой. Детский сад ужасен – отношением, наказанием, принуждением.

 

Если мы посмотрим внимательно на новостные сюжеты, то мы увидим, что почти каждый месяц появляется хотя бы одна новость, связанная с жестокостью воспитателей в детских садах. Летом этого года было громкое разбирательство на Сахалине – в соцсетях появилось видео, на котором воспитатель грубо «треплет» детей на занятиях физкультурой – следственные органы начали тогда проверку по данному факту, результатов ее в открытом доступе я не нашла. В сентябре суд в Брянской области признал воспитателя детского сада виновной в том, что она избивала детей, угрожала им ножом и шприцами, заклеивала рот скотчем и укладывала спать в туалете. Ее признали виновной, приговор – 300 часов исправительных работ и на два года лишение права заниматься педагогической деятельностью. В ноябре был вынесен приговор в Челябинске – там воспитатель, как установил суд, запрещала детям ходить в туалет во время тихого часа, дергала за уши, заставляла насильно есть. Ей назначили наказание в виде исправительных работ сроком на 1 год 4 месяца с удержанием из заработка в доход государства 10 процентов ежемесячно, а также лишили права на педагогическую деятельность на три года (обратите внимание на разные приговоры, в России нет прецедентного права). Подсудимая свою вину, подтвержденную экспертизой, не признала, разбирательство было инициировано родителями. В ноябре же фигуранткой уголовного дела стала воспитательница детсада в Томской области, насильно кормившая детей. Разбирательство началось после появления в СМИ видеозаписи. В начале декабря прокуратура начала проверку – здесь родители заявили о том, что воспитательница заставила мыть туалет четырех шестилетних детей за шутки во время «тихого часа». Прокуратура по заявлению детей пострадавших родителей начала проверку. В саду уверяли в профессионализме воспитателя и говорили о том, что дети добровольно взялись за ершики — уважают воспитателя, а некоторые родители (сторонние) заявили, что родители сами виноваты – не приучили детей к дисциплине и гигиене. 26 декабря появилось сообщение о том, что прокуратура начала аналогичную проверку в одном из детских садов Воронежа – мама одного из детсадовцев обратилась в прокуратуру, сообщив, что воспитатель регулярно физически наказывала детей, ставила в угол, лишала полдника. Эта такая минутная выборка, наверняка, она не самая полная и совсем даже не полная. Когда читаешь ее, ты снова думаешь, что вряд ли может быть место ужаснее детского сада.

 

И дальше как раз приходит время поговорить о том самом хюгге, которое, казалось бы, совсем не имеет отношения к детским садам. «Про хюгге и датское счастье. Так и вижу, как авторы всех этих пособий по более лучшей жизни смотрят на Данию – страну с одной из сильнейших экономик в Европе, с институтом соблюдения прав человека, с рановправием полов, с терпимостью к любому вероисповеданию и сексуальному выбору, с продуманной урбанистикой, крепкими семейными и социальными связями, сильной социальной программой… Так вот, смотрят они на это, смотрят, и такие ПЛЕДЫ! НАМ НУЖНЫ ПЛЕДЫ! И МНОГО-МНОГО СВЕЧЕЙ!» – пишет она. История про детские сады, на самом деле, очень близка к истории про хюгге, как мне кажется. Потому что нельзя просто разложить везде пледы и свечи и ждать, что мир изменится.

 

Если мы снова вернемся к тем рассказам про детские сады, мы увидим, что там как будто бы нет родителей. Одни побоялись разбираться, другие не захотели, остальные и вовсе в безвоздушном пространстве. И есть очень важный комментарий психолога, который говорит о том, что дети не в состоянии понять, что над ними издеваются, если ситуация по контексту близка к домашней. Это первый порог истории про детские сады.

 

Второй – в нашей прекрасной жизни и системе. Системе, которая долгое время отчуждала всех, кто слабее того, кто «быстрее, выше и сильнее». Дети, старики, люди с ограниченными возможностями – слабые звенья системы. Слабые звенья не интересны системы. Они априори лишены части прав. Системе, которая патриархально хранит незыблемое право взрослого и сильного на воспитание (и именно это мы видим в родителях, которые оправдывают воспитательницу и мытье унитазов), это третий порог. В этой системе сильный и взрослый имеет право, а за слабым нет прав вообще. Он не человек. Он не гражданин. Он – придаток. Поэтому так много унижения в садах и школах. Потом дети вырастают и учатся защищаться. Но часто они все равно считают, что если их бьют и унижают, значит, они заслужили. Значит, так должно быть. Значит, так было решено.

 

И еще – тоже важное, не такое патриархальное, но прекрасно развитое и укрепленное советской системой отношений, — это отчуждение любви. Это отношение к детям как к массе, никто не думает о том, что все дети, которые нас окружают – это наши дети, нет, наши дети – только те, которые у нас дома, а все остальные – это снова пыль и мусор. Более того, часто и наши дети – не наши дети. Потому что мы не встаем на защиту детей. Мы не делаем мир лучше. Заметьте – во всех новостях мы видим, что инициаторами разбирательства становятся либо нормальные родители, либо неравнодушные взрослые. Между тем, дети терпят, родители не видят, другие воспитатели и нянечки молчат – либо считают нормой, либо боятся.

 

Детские сады – не какое-то особо проклятое звено цепи. Просто в них собираются самые беззащитные. Самые доверчивые. Самые уязвимые. Они часто терпят и не жалуются, они боятся сопротивляться, потому что они малыши и потому что им внушили, что взрослым нельзя говорить нет, потому что их научили не говорить нет, а то как бы хуже не вышло, это сделали с ними мы взрослые, мы сделали это не только с ними, но и с собой, потому что как бы чего не вышло в жизни, сиди, не высовывайся, а то отберут все, в тюрьму посадят, вот он секрет детских садов, долбаное стремление к хюгге, покорность и смирение, сильный всегда прав. Нет проблемы детских садов, есть проблема всех нас. Это наше с вами горе и наша с вами вина. Детский сад – это просто модель системы и отношений внутри этой системы. Слава Богу, что бывают счастливые исключения и их не так уж мало.

 

Comments

comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>