Он не хочет учиться читать

read

Сегодня Международный день детской книги. Я бы хотела повесить очередной какой-нибудь набор прекрасных новинок, но напишу о том, что мне близко здесь и сейчас, то есть о чтении.

 

Я научилась читать сама в каком-то совсем нежном возрасте, кажется, чуть старше трех. Я до сих пор помню этот момент – я листала книжку-картонку «Самый маленький гном Вася». И внезапно поняла, что могу ее читать. Не воспроизводить по памяти, как получалось всегда раньше, а я точно знаю, что вот это гном, это Вася, это волк. И так далее.

 

Разумеется, как только у меня появился ребенок, я начала покупать детские книги. Тут меня ждало открытие, вернее, не столько открытие, сколько приятная измененная реальность. Я узнала, что прекрасных детских издательств ничуть не меньше, чем прекрасных взрослых. Что переведены и изданы массы книг, о которых в моем детстве можно было бы только мечтать, что переиздаются книги, которые я помню и люблю из детства, словом, осталось только взвесить кошелек.

 

Я начала читать ребенку с самого младенчества. Не то что бы у меня была какая-то цель, раннее развитие или что-то в этом роде, просто мне казалось это приятным времяпрепровождением, он лежит и трясет ногами в воздухе, я читаю.

 

Читала я всякое разное, то мы читали отечественную классику, то уходили в зарубежную, то читали что-то новое, то что-то совсем старое, словом, какое было настроение, такое и чтение.

 

Костя, надо сказать, относился и относится к чтению прекрасно. Он любит книги. Любит книги с картинками и без, любит длинные истории и короткие, то есть снова все аналогично, от настроения.

 

Единственное «но» – при всей нашей совместной любви к книгам он не читает, несмотря на то, что ему пять. Пять с половиной, обязательно поправил бы меня он. И я снова оказалась слегка отстающей матерью, хотя уже почти забыла об этом состоянии (у ребенка поздно выходили зубы, он достаточно поздно встал и пошел и так далее). Я сделала уже изрядно шагов вперед от начинающей матери, поэтому теперь никакие отставания меня уже не пугают, но все равно иногда приходится как-то неловко отвечать на вопросы формата «Не читает? А вы с ним занимаетесь? А вы пробовали вот эту методику?»

 

Должна сказать, что я не занимаюсь. Вернее, очень рэндомно. Один раз К. пытались учить целеноправленно – это было в два с небольшим, когда я его потащила на развивашки. Мальчик смиренно сортировал фасоль, с удовольствием рисовал, но когда доходило до занятий чтение по кубикам Зайцева начинал активно сопротивляться. Ему это откровенно не нравилось.

 

Сейчас, когда он стал старше, я пыталась пару раз с ним позаниматься. Усаживала и начинала. Вчера была очередная попытка. В какой-то момент он посмотрел на меня устало и говорит: «Ну не получается. Просто не могу. Я что, виноват!» Разумеется, я сразу отпустила его играть, сама сперва ходила слегка раздраженная, но очень вовремя вспомнила, что я читала у Марины Аромштам: «Детское «не хочу» не означает, что ребенок «ленив». Хотя это любимое объяснение родителей: «Он уже знает все буквы, а читать не желает – ленится!» или «Он уже умеет читать, но не читает – ленится!». «Ленится» – хитрое слово, заместитель слова «плохой»: ребенок в данном случае «плохо себя ведет» – не так, как желает родитель. А на самом деле он еще просто маленький, его мозг еще не готов к тому, чтобы выполнять работу, связанную с чтением. Что-то там еще «не доросло», какие-то отростки нейронов не дотянулись друг до друга. А маленький ребенок ведь очень хорошо «слышит» свои силы. Он нутром понимает, что ему еще не взять это препятствие – слияние букв в слова. Ему еще трудно видеть в закорючках знаки, обладающие смыслом. И тут для родителя важно не переусердствовать в своем желании преодолеть детскую «лень». Потому что ничего плохого не случится, если ребенок-дошкольник начнет читать на два-три месяца позже, чем его сверстник из соседнего подъезда. И даже через полгода, а может – и через год«.

 

Я походила еще пять минут и вспомнила не менее важное себя из книги «Как роман» Даниэля Пеннака. Рассказывая о том, как ребенок учится читать и писать, как он делает это сперва запоем, а потом совершает откат, он пишет о родителях, которые требуют больше и больше. «Не существует всегда равномерно поступательного движения жизни, есть ритм ученика-читателя. В этом ритме бывают свои ускорения и свои внезапные откаты, свои периоды ненасытности и долгие сиесты переваривания, свое стремление к успеху и свой страх не оправдать надежд. Вот только мы — «педагоги», — мы-то ростовщики, не признающие отсрочек. Держатели Знания, мы ссужаем его под проценты. Должен поступать доход. И в срок! Иначе мы усомнимся уже в себе».

 

Очередной комплекс достижений родителя, ростовщиком быть совсем не хочется. Я отпустила мальчика в свободное плавание в очередной раз на неопределенный срок. Научится же. Главное, что он любит книги.

 

Я тоже люблю книги, взрослые и особенно детские. За последние пять лет я усердно знакомилась с издательствами, я очень рада, что их так много и среди них много блестящих, со своим лицом, с чутким подбором книг. Я познакомилась с переводчиками, которые переводят детскую литературу, они тоже оказались невероятными людьми, с вкусом и огромной любовью к детям и книгам. Мне кажется, что сейчас я читаю детских книг в разы больше, чем взрослых. И я рада.

 

Но, кстати, если вы все же хотите верифицировать методики обучения чтению, то вот вам очень полезный разбор все той же Марины Аромштам.

 

Comments

comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>