Снова плохая мать (и домашка против всех)

IMG_7006 2

Тот момент, когда вынужден признаться в своей наивности. Я, в общем-то, думала, что я справилась с #плохаямать достаточно давно. Сейчас, мне кажется, я иду по второму кругу, правда, в каком-то новом для себя срезе. То есть мне все понятно, но от этого не легче. Поэтому решила немного систематизировать.

 

Например, вот. Подготовка к школе. Да, выбрала школу, да, отдала на подготовку, но почему-то есть глубокое ощущение, что все идет не так. К мальчику много претензий – не сразу втягивается в урок, не думает над ответами, читает медленно. Есть вещи, с которыми я могу справиться, а есть те, которые я только чувствую. Например, что ему скучно. Ребенок, который обожал математику и прекрасно считал, вдруг дает откат назад. Ощутимый такой. У этого должна быть причина. Я не могу ее найти, но чувствую, что она где-то есть. Фигово, когда ты не можешь найти причину.

 

Еще есть история про систему. Я не понимаю, где ключ от этой двери, которая заперта. Я вижу полный откат ребенка от того, что ему нравилось и было в радость. Кубик Рубика теперь лежит на полке, головоломки никто и не вытаскивает, вообще, познавательный интерес тоже ощутимо ушел в минус. Что происходит, я не могу понять. Осталось понять, с кем об этом поговорить (задумался главный редактор издания об образовании и воспитании детей, какая тонкая ирония).

 

Теоретически я могу предположить, потому что я достаточно много знаю про систему. Но мысль о том, что мне с этим в итоге делать взрывает мне мозг. Я вспоминаю себя в третьем классе, когда вместо прекрасной учительницы пришла отличница народного просвещения. Третий класс я сточила себе половину зубов на уроках. Я пытаюсь успокоиться, смотрю TED, но, кажется, я еще больше беспокоюсь.

 

Сад без дополнительных занятий чувствуется обузой. Из сада ребенок приносит какие-то чужие эмоции, толчки в спину, тучу всего, что меня не радует. Хотя сад у нас по-прежнему прекрасный. То ли возраст у них такой, то ли все взбудоражены. Сад – это гарантия школы, поэтому каждое утро в 6:20 утра я встаю и плетусь на кухню варить кофе. В этот момент я уже знаю, что закончится мой день не раньше 23:00. И, скорее всего, я опять не успею поесть.

 

И тут я думаю, что со мной не так. Почему мой день каждый день похож на фарш. Вроде бы я умею организовывать себя, я умею записывать таски, присваивать им приоритеты. Но каждый следующий день не поддается стопроцентному прогнозу. Например, сегодня вот метель и дороги не почистили. На работе несколько текстов не сдали вовремя. Идеальное расписание сползает, а в итоге я в конце дня мечусь как Бен Аффлек в фильме «Расплата»: «Я не закончил, я не закончил!»

 

А еще домашка. Я не знаю, как делают домашку в мире идеальных плюшевых пони. Но мы приезжаем из школы в семь вечера. В девять желательно уложить ребенка спать. В два часа надо заложить немного для него отдыха, домашку, готовку и прочую суету. В итоге мы из раза в раз срываем все дедлайны. Я вычитываю текст о том, какой прекрасной может быть школьная математика и что не нужно подталкивать ребенка к ответу. Но время уходит сквозь пальцы. Маленький мальчик и взрослая тетка прижаты к стене, я чувствую именно так.

 

Чтобы на домашку оставалось больше времени, можно было бы отменить бассейн, который отнимает у нас два вечера в неделю. Между школой. Но бассейн это как раз, то что мальчик обожает и ценит. Потеря плавания будет национальной катастрофой. И снова ситуация дурацкого безвыходного выхода. Я думаю, что надо бросить все. На утро я передумаю, решив, что нет, не надо сдаваться на половине пути, надо собраться, быстренько упаковались в комбинезон, варежки, рюкзак, 7:30, мы бежим к машине. Мальчик тащит снежколеп, а я сумки с ноутбуками, книгами для школы, комплектами для бассейна.

 

Я забираю К. из школы. Мама, которая отводит его в школу днем и ждет там два часа, рассказывает, что другие дети все ходят на музыку, изо, еще по театрам и музеям. Я взрываюсь прямо посередь прекрасной улицы Пречистенка. Я не знаю, как и когда другие все это успевают. Я не вожу ребенка ни на какие занятия в выходные, потому что мне кажется важным, чтобы у шестилетки были спокойные дни дома. Когда ты просто собираешь конструктор, лепишь, бубнишь, да даже смотришь мультфильмы. Этот ребенок встает в 6:30 каждый будний день и не возвращается домой раньше 19:00. Куда??? Ну куда впихнуть эти прекрасные живописи, робототехники и прочее. Разорваться на молекулы и ребенка разорвать. К этому я шла? Нет.

 

Я стараюсь быть милой, делая домашку, но вскрываюсь из раза в раз. Ужасно сложно быть принимающим взрослым и хорошим педагогом в комплекте. У моей мамы получается заниматься с К. намного лучше меня. От мамы меня отделяют час езды, мама самоотверженно ездит, но ей тяжело, у нее тоже работа, мое чувство вины переходит в красную зону. Умоляю ребенка подумать над домашкой. Но он устал и не может подумать. Я превращаюсь в дебильного надзирателя, который пытается придумать заключенному сто плюсов того, что он в заключении. Это разрушает весь смысл обучения. Вот в этом я точно уверена.

 

«Ну ты же выбрала его возить», — говорит мне знакомый. Да, чувак, я выбрала его возить, потому что из шаговой школы под моим окно разбежались даже не самые требовательные родители. Я тоже уже давно не самая требовательная, но, черт возьми, у меня есть ощущение, что с шаговой доступностью было бы еще хуже. Я в этом даже не сомневаюсь.

 

Да, у него прекрасный слух, очень странно, что у меня родился мальчик с таким слухом и голосом, когда я пою «Спи, моя радость, усни», заснуть может только К. и только потому, что я – любимая мама. Все остальные от моих песен превращаются в соляные столбы, вряд ли такое зачтется за сон. «Отдайте его в хор во Дворец пионеров». Я уже не взрываюсь, я просто оползаю по стене. Когда я его буду возить в хор? Я буду уходить в три часа дня из офиса? Я найму водителя? Сопровождающее лицо? Я запрашиваю цену на такие услуги. В месяц выходит под сорок тысяч. Москва – отличный город, дорогой город. Заплати налоги, живи спокойно. Нет, кажется, я буду дальше продолжать пытаться выстроить идеальный график «работающая мама-такси».

 

А потом министр просвещения говорит, что не надо обсуждать с детьми педагогов. Я была бы счастлива никогда не обсуждать с детьми педагогов. Но вот мой ребенок приходит домой и говорит, что ему велели не заправлять майку в штаны, потому что это «неприлично». О май гад. Я говорю, чтобы делал, как ему нравится. Холодно – заправляй. Тут я, кажется, подрываю авторитет педагогов.

 

Ты торчишь в вилке, тут ты, а вот там – система, с которой твоему ребенку жить. Моя задача – сделать так, чтобы система не была против ребенка. Но я чувствую, что я уже почти проиграла. То ли надо начинать партию заново, то ли уж я не знаю что. И на хор отдать. Фиговая мать. Люблю мальчика, но иногда на любовь сил нет, накапливается идиотское раздражение от усталости, ждешь только весны и солнца. Пока можно пить витамин Д.

 

Недавно у меня было интервью, в котором прекрасный собеседник сказал мне, что одна из проблем родителей – это измерение собственной эффективности. Моя эффективность стремится к максимум только в срезе посмеяться и повалять дурака дома, во всем остальном по своей личной шкале я чувствую себя в проигрыше. И ты ведь даже не в казино, где проигрыш принимаешь как изрядную закономерность. Да и можно успеть уйти до проигрыша. А тут-то отступать некуда. Вперед и вверх. Понемногу заполняю детскую полку на Bookmate, это такая еще одна задача самой себе. Для малышей там не очень много, но вот от десяти лет — уже хорошо.

 

Comments

comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>